Становление Великой Руси — страница 13

  • Просмотров 1868
  • Скачиваний 142
  • Размер файла 54
    Кб

исто­рию беглого чудовского монаха. В Галиче жила вдова Варвара Отрепьева, мать Григория, а родной дядя Смир­ной Отрепьев служил в Москве как выборный дворянин. Смирной преуспел при новой династии и выслужил чин стрелецкого головы. Накануне бегства племянника он был «голова у стрельцов». Как только в ходе следствия всплыло имя Отрепьева, царь Борис вызвал Смирного к себе. Власти использовали показания Смирного и прочей родни

Отрепьева и в ходе тайного расследования, и при публичных обличениях «вора». Как значилось в Разрядных книгах, Борис посылал в Литву «в гонцех на обличенье тому вору ростриге дядю ево родного галеченина Смирного Отрепьева». Современник Отрепьева тро­ицкий монах Авраамий Палицын определенно знал, что Гришку обличали его мать, родные брат и дядя и, нако­нец, «.род его галичане вси ».Московские власти сконцентрировали внимание на

двух моментах биографии Отрепьева: его насильственном пострижении и соборном осуждении «вора» в московский период его жизни. Но в их объяснениях по этим пунк­там были серьезные неувязки. Одна версия излагалась в дипломатических наказах, адресованных польскому дво­ру. В них значилось буквально следующее: Юшка От­репьев «як был в миру, и он по своему злодейству отца своего не слухал, впал в ересь, и воровал, крал, играл в зернью, и

бражничал, и бегал от отца многажда, н заворовался, постригсе у черницы..,». Нетрудно установить, с чьих слов был составлен этот убийственный отзыв о Юрии Отрепьеве. Незадолго до посылки наказа в Польшу в Москву вернулся Смирной Отрепьев, ездивший за рубеж по заданию Посольского приказа для свидания с Григорием-Юрием. С его слов, очевидно, и была составлена назидательная новелла о беспутном дворянском сынке. Юшка отверг сначала

родительский авторитет, а потом авторитет самого бога. После пострижения он «от­ступил. от бога, впал в ересь и в чорнокнижье, и призывал духов нечистых и отреченья от бога у него выня­ли». Узнав об этих преступлениях, патриарх осудил его на пожизненное заключение в тюрьму. Посольский приказ фальсифицировал биографию От­репьева в двух самых важных пунктах. Цели фальсифи­кации предельно ясны. Посольскому приказу важно было

представить Отрепьева как одиночку, за спиной которого не было никаких серьезных сил., а заодно изобразить его изобличенным преступником, чтобы иметь основание по­требовать от поляков выдачи «вора». С дружеским венским двором царь поддерживал куда более доверительные отношения, чем с польским. Поэто­му в письме к императору Борис позволил себе некото­рую откровенность по поводу Отрепьева. Русский ориги­нал послания Бориса