Сталин Сталинизм Сталинщина — страница 8

  • Просмотров 299
  • Скачиваний 5
  • Размер файла 39
    Кб

состоял в том, чтобы в открытых судебных заседаниях обвиняемые сами "признались" в измене Родине и других тяжких преступлениях. Встав на путь репрессий, Сталин настоял на том чтобы был изменен порядок судопроизводства. Исполнителем этой его идеи стал Вышинский, выдвинутый Сталиным на пост Генерального прокурора. Вышинский "научно" доказал, что признание вины обвиняемым вполне достаточно для вынесения судебного

решения. Следователи добивались пытками признания вины, оговаривали других не в силах вынести мучений. Если на суде они суде они отказывались от прежних показаний, то их уже никто не слушал. Вот как это было с Михаилом Кольцовым, известным публицистом, депутатом Верховного Совета РСФСР, член корреспондентом Академии наук СССР. Заседает Военная коллегия под председательством Василия Ульриха. С ним еще два военных М. Кольцова

обвиняют в шпионаже в пользу германской, французской и американской разведок, в принадлежности к антисоветскому подполью с 1923 года. В обвинительном заключении сказано, что он признался по всем предъявленным ему преступлениям. "- Желаете чем-нибудь дополнить (обвинение - мое)? - спросил подсудимого Ульрих. - Не дополнить, а опровергнуть, - сказал Кольцов. - Все, что здесь написано, - ложь. От начала и до конца - Ну как же ложь? Подпись

ваша? - Я поставил ее. После пыток... Ужасных пыток... - Ну вот, теперь еще вы будете клеветать на органы... Зачем усугублять свою вину? Она итак огромна... - Я категорически отрицаю... - начал Кольцов.."5 Но его уже не слушали. Кольцов был расстрелян по приговору такого "суда". Вот что писал о применяемых к нему пытках Всеволод Мейерхольд, великий реформатор театра оказавшийся в застенках НКВД: "...Меня клали на пол лицом вниз,

жгутом били по пяткам, по спине, когда сидел на стуле, той же резиной били по ногам. Следующие дни, когда эти места ног были залиты обильным внутренним кровоизлиянием, то по этим красно -синим- желтым кровоподтекам снова били жгутом... Руками меня били по лицу... Следователь все время твердил, угрожая: "не будешь писать, будем бить опять, остановим нетронутыми голову и правую руку, остальное превратим в кусок бесформенного

окровавленного тела". И я все подписывал до 16 ноября 1939 г.6 О широком применении незаконных методов следствия к арестованным дал показания еще в 1938 году бывший помощник начальника отдела НКВД Ушаков З.М. принимавший участие в допросах Тухачевского, Якира, Фельдмана. О применении к арестованным жестоких мер воздействия свидетельствуют и тот факт, что на протоколе допроса Тухачевского от 1 июня 1937 года, в котором зафиксировано