Сравнительный анализ Silentium! Ф. Тютчева и Silentium О. Мандельштама — страница 8

  • Просмотров 280
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 33
    Кб

образ: «И, слово, в музыку вернись». Безмятежной картиной природы начинается вторая строфа: «Спокойно дышат моря груди…», затем почти мгновенно прерывается этот покой: Но, как безумный, светел день, И пены бледная сирень В чёрно-лазоревом сосуде. Здесь противопоставление: «светлый день» и «чёрно-лазоревый сосуд». На ум приходит тютчевское вечное противоборство «дневного» и «ночного». Для меня сложной в понимании была строка:

«Но, как безумный, светел день». Почему день – безумный? Может быть, это о светлом миге рождения творчества, ведь поэзия возникает из сумасшествия в самом высоком смысле этого слова. Третья строфа – это поэтическое толкование тютчевского «мысль изречённая есть ложь»: Да обретут мои уста Первоначальную немоту, Как кристаллическую ноту, Что от рождения чиста! Человек рождается неспособным разговаривать младенцем, Мандельштам

называет это «первоначальной немотой». Может быть, поэт, записывая эти строки, вспоминает свои детские годы, проведённые в Петербурге. Слово сливается с музыкой; как сама жизнь с её ненарушаемыми связями, входит в наше сознание мысль о святости, неприкосновенности внутреннего мира человека. Останься пеной, Афродита, И, слово, в музыку вернись, И, сердце, сердца устыдись, С первоосновой жизни слито! Афродита – богиня любви,

красоты, плодородия и вечной весны в греческой мифологии. Согласно мифу, она родилась из морской пены, которую образовала кровь оскоплённого Урана. Мандельштам интересовался античностью. У поэта был свой путь к античности, как и у всех крупных европейской поэтов, связавших с античностью поиск утраченной гармонии. Осип Мандельштам был сугубо городским поэтом, точнее поэтом северной столицы России. Самые значительные его стихи

обращены к Петербургу. «Камень» объял и «желтизну правительственных зданий», и Адмиралтейство «с ладьёй воздушною и мачтой недотрогой», и великое творенье «русского в Риме» – Казанский собор. Из холодного Петербурга поэт мысленно уходит в прекрасную, светлую Элладу, и вместе с ней в мир «Камня» входит море: Спокойно дышат моря груди… ………………………………… Останься пеной, Афродита… ………………………………… Любовь, красота, слово и

музыка – это гармония мира, «всего живого ненарушаемая связь». Если Тютчев в своём «Silentium!» необычайно скуп на тропы, то у Мандельштама их более, чем достаточно. Метафоры: «моря груди» и «безумный, светел день», «пены бледная сирень», - все сосредоточены во второй строфе; очень выразительные эпитеты: «чёрно-лазоревый» или «кристаллическая нота». Стихотворение написано ямбом, никаких разногласий по этому поводу, я думаю, нет: Она