Сравнительный анализ Silentium! Ф. Тютчева и Silentium О. Мандельштама — страница 5

  • Просмотров 275
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 33
    Кб

человека, с которым спорят. В стихотворении «Silentium!» нет полемики. Скорее оно утешает отчаявшегося, объясняет растерявшемуся, другому или себе, как жить в мире. «Как бессильна человеческая мысль, так бессильно и человеческое слово. Не удивительно, что в одном из самых задушевных стихотворений Тютчев оставил нам такие суровые советы», - пишет Валерий Брюсов. Первая строфа – энергичное убеждение, волевой напор, обращённый к себе

ли, к другому ли, но к родному и слабому, нуждающемуся в помощи словом со стороны более опытного или просто себя же, но повзрослевшего: «Молчи, скрывайся и таи…». И тут же успокоение: твои чувства от этого не погибнут, но будут жить всё той же жизнью, вставать и заходить в душевной глубине, «как звезды в ночи», «любуйся ими». Старший друг заботливо оберегает младшего; повзрослевший человек учит юного романтика, в душе которого

встают и заходят прекрасные звёзды чувств и мечтаний. Такова первая строфа. Во второй строфе энергичный напор, настойчивость уступают место убеждению с помощью логического размышления, доказательств. На три предельно острых вопроса: Как сердцу высказать себя? Другому как понять тебя? Поймёт ли он, чем ты живёшь? следует афористически ёмкое: «Мысль изречённая есть ложь». Вот что пишет по этому поводу В. Брюсов: «Из сознания

непостижимости мира вытекает другое – невозможность выразить свою душу, рассказать свои мысли другому… Если «мысль», то есть всякое рассудочное познание, есть ложь, то приходится ценить и лелеять все нерассудочные формы постижения мира: мечту, фантазию, сон». Во второй строфе идёт речь о возможности передать словом жизнь сердца и души. «Мысль изречённая» – это не просто мысль сказанная, произнесённая, это ещё антоним слову

«неизречённая». Значение слова – необыкновенный, неописуемый. Следовательно, изречённая – это ещё и обыкновенная. Я думаю, что читателям девятнадцатого века этот смысл слова «изречённая» был гораздо более явен, лежал ближе к поверхности, чем для нас. Тютчев необычайно скуп на тропы в «Silentium!». На три строфы – три образа: сравнение «Безмолвно, как звезды в ночи», параллель души с незамутнёнными ключами и образ дневных лучей,

разгоняющих мир «таинственно-волшебных дум». Звёзды и ключи – образы, выражающие внутреннюю жизнь души, дневные лучи – символ внешнего мира. Таинственно-волшебные думы – это не мысли, это романтические мечтания. Соприкосновения с реальной жизнью они не выдерживают: Их оглушит наружный шум, Дневные разгонят лучи, - Призывом «Молчи!…» начинается стихотворение, и этим же оканчивается каждая из трёх строф: Любуйся ими – и молчи,