Сравнительный анализ Silentium! Ф. Тютчева и Silentium О. Мандельштама — страница 4

  • Просмотров 274
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 33
    Кб

природы, проникается им и сама его проникает нераздельно и неразрывно», - писал Иван Сергеевич Тургенев. В самом названии чувствуется торжественность, состоящая в том, что Тютчев назвал стихотворение не русским словом «Молчание», а латинским «Silentium!». Среди лучших тютчевских стихотворений «Silentium!» имеет совершенно особую судьбу. Поэт не хранил черновиков, в изданиях его стихотворений раздел «Другие редакции и варианты»

чрезвычайно беден; «Silentium!» – единственное произведение, дошедшее до нас в трёх редакциях. Редакции эти свидетельствуют не о тщательных поисках слова, а как бы о неполной небрежности автора, то ли смутно, по памяти воспроизводящего забытый текст, то ли вообще не нуждающегося в точной записи своего гениального творения. «Молчи, скрывайся и таи / И мысли и мечты свои» – печатает Тютчев в «Молве» 1833 года. «И чувства и мечты свои» – «

Современник» 1836-го. «Пускай в душевной глубине/ Встают и кроются оне…» – «Молва». «Встают и заходят оне» - «Современник». «И всходят и зайдут оне» – «Современник» 1854 года. «Как звёзды мирные в ночи» – «Молва». «Безмолвно, как звезды в ночи» – «Современник». «Как звёзды ясные в ночи» – «Современник» 1854 года. Легко можно объяснить первую из перемен, «И мысли и мечты» на «И чувства и мечты». Может показаться чрезмерным количество

сонорных в первых двух строках, особенно слогов: «мо», «мы», «ме», а отрывистое «ч» задаёт тон первой строфе. Остальные перемены объяснить труднее. Такая свобода обращения с собственным текстом не была свойственна Тютчеву ни в ранний период его творчества, когда он переводил Горация, подражал Жуковскому и Батюшкову, увлекался Державиным, ни в поздний период 1850-1860-х годов, когда тютчевская лирика может быть сочтена одним из

замечательных достижений русского реализма в лирике. Восемнадцать строк поделены на три секстины. Каждая из трёх частей замкнута в себе – по смыслу, интонационно, синтаксически и музыкально. Связь частей – лишь в развитии мысли. Единственная формальная деталь, которой поэт позволяет себе подкрепить, подчеркнуть единство трёх частей, - последние строки секстин: Безмолвно, как звезды в ночи, - Любуйся ими – и молчи.

………………………………… Взрывая, возмутишь ключи, - Питайся ими – и молчи. ………………………………… Дневные разгонят лучи, - Внимай их пенью – и молчи!… Настойчивое повторение – этот приём превалирует в стихотворении, построенном как призыв, как убеждение, как стремление объяснить. Вновь и вновь перечитывая стихотворение, перенасыщенной повелительной интонацией, убеждаемся, что оно не носит характера спора и у него нет адресата –