Сравнительная характеристика Манилова и Собакевича — страница 2

  • Просмотров 137
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 17
    Кб

поверхности то, как персонаж пытается представить свое содержимое (“оболочка”, или “форма”). Для правильного, пропорционального персонажа необходимо и то и другое в равной степени. При каких-либо диспропорциях в развитии внутреннего мира сильно усложняется для героя взаимодействие с внешним миром, у которого есть свои жестокие правила. Именно эта ситуация произошла, по-моему, с Маниловым и Собакевичем: непропорциональность

развития и личности, и внутреннего мира привела их к отторжению от внешнего мира и созданию огромных, несвойственных нормальным людям, мирков в которых они живут. Манилов пришел к такому трагическому финалу из-за смещения приоритетов в сторону оболочки, а Собакевич, наоборот, из-за утончения ее. Мирок каждого из героев требует особого, отдельного рассмотрения. Ведь мирок – это косвенное отражение внутреннего мира героя в

реальной действительности. Мирок Собакевича – крепость. Все в нем “было упористо, без пошатки, в каком-то крепком и неуклюжем порядке”. У меня сложилось представление о том, что такая крепость нужна ему для защиты от внешнего мира и использования его в своих целях. В мирке Манилова все по-другому, хоть он тоже “стоит одиночкой на юру”, то есть тоже отделен от внешнего мира, но его мирок очень неустойчив, не заполнен, не доделан и

выполняет совсем другие функции. Об этом свидетельствует “покатость горы”, на которой стоял дом Манилова. Крестьянские избы у обоих помещиков выражают те же самые идеи. Оба мирка очень просторны, но мирок Манилова практически весь пустует: “Лишь только пять – шесть берез возносили кое-где свои мелколистные, жиденькие вершины”, “нигде между ними (избами) растущего деревца или какой-нибудь зелени; везде глядело одно только

голое бревно”. У Собакевича же умещается аж два леса: “березовый и сосновый”. Центром каждого мирка является дом помещика. Здесь заметна закономерная фрактальность: центр поместья - дом, дома – помещик затем идет уже внутренний мир помещика. Дом можно охарактеризовать, как маленькое поместье, или как большого помещика: “каждый предмет, каждый стул, казалось, говорил: “И я тоже Собакевич!” или: “И я тоже очень похож на

Собакевича!”. Следовательно, дому присущи все особенности внутреннего мира помещика. У Манилова дом просторный, обделанный по последней моде, правда, не весь, в нем мало предметов домашнего обихода: “В иной комнате и вовсе не было мебели”. Как мы видим, кое-где в мирке Манилова сквозь хорошую оболочку проглядывала пустота его внутреннего мира. У Собакевича все наоборот, везде чувствуется основательность и порядок, и уж совсем