Способы раскрытия психологии героев в романе "Преступление и наказание" Ф.М. Достоевского — страница 6

  • Просмотров 375
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 21
    Кб

называет Свидригайлов Петербург. Весь Петербург охвачен одним большим воплем, скандалом. Город тоже кричит, как неистово кричат в так называемых “ситуациях скандала” герои Достоевского. Для создания этих ситуаций писатель выстраивает сюжетные линии параллельно друг другу, помещает одну в другую и тому подобное. Таким образом, они, как и двойники, дублируют друг друга и также составляют аналогии с внутренним миром героя.

Давно подмечено, что зеркальная композиция, к примеру, пушкинских произведений подчеркивает сходство и различие героев, проясняет их отношения друг с другом и авторское к ним отношение. Композиция — также одно из средств проникновения во внутренний мир героя. Повтор ситуаций связан с проблемой двойничества, как мы уже отмечали ранее. Выявляется аналогия Сони и Пор-фирия Петровича в трех разговорах их с Раскольниковым. В

схожей ситуации, заметим (3 разговора там и там), Раскольников открывается по-разному, а Соня и Порфирий Петрович становятся как бы нравственными наставниками и моральными спасителями героя. Короткая внутренняя сюжетная линия Мармеладова поясняет, например, глобальную проблему Раскольникова. Только трагедия Мармеладова разворачивается в кругу семьи, а конфликт Раскольникова — это конфликт со всем миром. Итак, композицией

выявляется аналогичная сущность этих героев, раскрывается их внутренний мир. Мы видим, что даже композиция может играть большую роль в проникновении во внутренний мир героев. Итак, рассмотрев различные приемы проникновения в душу человека, мы видим, что Ф. М. Достоевский представляет человека как поле битвы “идеала Мадонны” и “идеала Содомского”. Эта борьба в душах героев раскрывается разными способами. В мире, где

“семилетний развратен и вор”, где тесные комнаты душу и ум “теснят”, писателю нужно было найти веру в человека. “Мертвый дом” человеческой души должен стать живым. Скандалы, аффекты, исступления героев, кошмары во сне и наяву, фантасмагорические двойники — все это способы поиска человеческого в душе всякой “твари дрожащей”. “То, что мы наблюдаем в человеке, его поступки, слова, желания, все, что о нем знают другие и он знает о

себе, не исчерпывает полноты его существа; в нем есть еще иное сверх этого, и притом главное, чего никто не знает”, — писал В. В. Розанов. Ф. М. Достоевский знал то, чего никто не знает.