Спор Иуды Искариота с Иисусом Христом в рассказе Л.Н.Андреева «Иуда Искариот»

  • Просмотров 84
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 21
    Кб

Спор Иуды Искариота с Иисусом Христом в рассказе Л.Н.Андреева «Иуда Искариот» Леонид Николаевич Андреев (1871-1919) - очень сложный, трудный писатель. Его философскую позицию М.Горький назвал «космическим пессимизмом». И обстановка в стране в начале ХХ века немало способствовала этому: революционеры, террористы, скептическое отношение к христианству, особенно к официальному духовенству, предчувствие грядущих катастроф. В 1907г.

Л.Андреев приезжает к М.Горькому на Капри. Ему необходимо поговорить, обсудить накопившиеся вопросы, уяснить, что происходит в России. Именно в такое время, когда становилось понятно, что нет в мире ничего незыблемого, создавался рассказ «Иуда Искариот». Сам Л.Андреев определил свой рассказ так: «Нечто по психологии, этике и практике предательства». За основу писатель взял евангельскую легенду о предательстве Иисуса Христа

одним из своих учеников Иудой. Известно, что перед тем, как писать рассказ, он читал не Библию, а просил прислать ему книгу Э.Ренана «Жизнь Иисуса». Э.Ренан считал, что текст Евангелия «идеализирован», поэтому надо критически подходить к евангельским историям, чтобы лучше понять истинную картину реальных событий. Тема предательства многие годы привлекает к себе внимание философов, историков, писателей, богословов. Понятие

предательства Андреевым переосмысливается, расширяется: в смерти Христа виновен не столько Иуда, сколько люди, его окружающие, слушающие, его малодушно сбежавшие ученики, не сказавшие ни слова в защиту на суде у Пилата. Что же послужило причиной, что подвело Иуду к предательству? Вечные вопросы бытия: христианская истина и реальная жизнь. Духовное и материаль ное. Иисус Христос и Иуда Искариот. Достоин ли человек любви Иисуса,

его жертвы? Стоит ли прощать человека за все то, что он совершил? Сможет ли человек стать достойным этой жертвы? Главный образ романа – Иуда Искариот, образ противоречивый, фигура трагическая. В нем чувствуется бунт, он отличен от всех, начиная с описания черепа: «точно разрубленный с затылка двойным ударом меча и вновь составленный, он явственно делился на четыре части и внушал недоверие, даже тревогу: за таким черепом не может