Спиритическая поэзия как культурный феномен второй половины XIX века

  • Просмотров 725
  • Скачиваний 10
  • Размер файла 70
    Кб

Спиритическая поэзия как культурный феномен второй половины XIX века Илья Виницкий ...О, если б высший мир по воле Провиденья, Мог вести дольнему ниспосылать порой, Какими б звуками, в минуты откровенья, Упоевал нас голос твой! Тогда на робкой нашей лире Иль онемела бы струна, Или переняла б она Те гимны, что поют в эфире! И. Бороздна. Тень Пушкина После долгого ожидания указка задвигалась по азбуке и началась диктовка. Стало

складываться нечто, занявшее много времени, а потом оказавшееся чем-то вроде стихов. <…> Вот конец: «Плетение стихов моя ведь специальность; я вас потешить прихожу, и если вам моя оригинальность не по душе, то я уйду. Александр Сергеевич, только не Пушкин, а Иванов». А.Н. Аксаков. Материалы для суждения об автоматическом письме… 1 «Hе было еще ученого, который бы по-настоящему, именно как ученый, относился к привидениям, — писал в

самом начале “Призраков Маркса” Жак Деррида (1994). — Традиционный ученый не верит ни в привидения, ни в то, что может быть названо виртуальным пространством спектральности (spectrality)». Это утверждение, конечно, слишком категорично (достаточно вспомнить Фрейда и его последователей), но, действительно, вплоть до последнего времени привидения в науке влачили призрачное существование. Ситуация изменилась в 1990-е годы, когда культурная

значимость призраков и фантомов была осознана учеными самых разных направлений. Среди важных работ последнего времени, в различных методологических ракурсах рассматривающих роль и бытование привидения в культуре и литературе, следует назвать, помимо книги Деррида, исследования Тери Кэсл («The Female Thermometer: Eighteenth-Century Culture and the Invention of the Uncanny», 1995), Эвери Ф. Гордон («Ghostly Mat-ters: Haunting and the Sociological Imagination», 1996), Стивена Гринблата («HamletinPurgatory»,

2001) и Элен Сорд («GhostwritingModernism», 2002). Несмотря на радикальные различия в подходах, эти работы объединяются общим стремлением «разговорить» привидение, заставить его рассказать о тех религиозных, культурных, психологических, идеологических или социальных конфликтах, которые оно «материализует». Привидение предстает здесь как метафора некой «больной» реальности (идеологической, психологической, социально-исторической),