Советско-германские переговоры в ноябре 1940 г — страница 2

  • Просмотров 412
  • Скачиваний 6
  • Размер файла 21
    Кб

тактических целях) присоединиться к Тройственному пакту. В отказе советского руководства (или требовании слишком большой платы в виде согласия на оккупацию Болгарии и Финляндии) некоторые историки усматривают причину решения Гитлера напасть на СССР летом 1941 г. Что касается позиции Советского Союза, то представители этого направления пытаются доказать, что советское руководство в лице И.В.Сталина и В.М.Молотова рассчитывало

на продолжение начатого в 1939 г. "сотрудничества" с Германией в целях расширения своей экспансии. Согласие советской стороны "принять в основном проект пакта четырех держав", выраженное в ходе беседы В.М.Молотова с Шуленбургом 25 ноября 1940 г., рассматривается в данном случае как свидетельство решимости руководства СССР подписать с Германией соглашение о разделе "сфер влияния". Данная концепция нашла свое

отражение, в частности, в книге М.И.Семиряги "Тайны сталинской дипломатии", а также статьях В.К.Волкова, Л.А.Безыменского и ряда других историков. Согласно изложению М.И.Семиряги, например, в ходе переговоров В.М.Молотов согласился с предложением участвовать в Тройственном пакте, "предложил учесть интересы Советского Союза на Балканах, в районе Черного моря, в частности в Румынии, Болгарии и Турции", "настаивал на

окончательном урегулировании финского вопроса" - т.е. требовал согласия Германии на оккупацию Финляндии Советским Союзом, на что Гитлер ответил отказом. 13 октября Риббентроп предложил Молотову "проект соглашения между державами Тройственного пакта и Советским Союзом". В.М.Молотов обещал "посоветоваться со своими друзьями в Москве". Уже 25 ноября он сделал заявление, "которое выражало дух и стиль

сталинско-молотовской внешней политики./.../ Нетрудно представить себе реакцию Гитлера на выдвинутые Молотовым чрезмерные требования для согласия СССР присоединиться к Пакту Трех Держав". А.С.Орлов, В.Я.Сиполс, Г.Л.Розанов, Н.П.Шуранов и некоторые другие авторы в своих работах выступили с развитием традиционной концепции, расценивая затеянные немцами переговоры как дезинформационный маневр со стороны Германии, призванный

ослабить опасения руководства СССР. В ходе переговоров, утверждает В.Я.Сиполс, Гитлер и Риббентроп вели "двойную игру: имели в виду одно, а говорили совсем другое, даже противоположное". Советское руководство, считает он, отдавало себе отчет в действительных намерениях Гитлера. Об этом свидетельствует, в частности, письмо в НКИД советского полпреда в Румынии А.И.Лаврентьева от 20 октября 1940 г., в котором тот раскрыл цели