Советская Россия и новый человек глазами Михаила Булгакова по повести Собачье сердце

  • Просмотров 88
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 16
    Кб

Советская Россия и новый человек глазами Михаила Булгакова по повести Собачье сердце Основным художественным приемом в повести М.А. Булгакова "Собачье сердце" является гротеск, основной темой – гротескный образ современности. Здесь присутствует типичный для этого приема мотив превращения: появляется на свет существо, соединившее в себе обычную бродячую дворняжку и люмпена-алкоголика Клима Чугункина.Очень реальна и

натуралистична Москва, переданная через восприятие пса Шарика, он знает эту жизнь изнутри, со всей ее неприглядностью. В повести мы видим Москву времен нэпа: здесь и шикарные рестораны, и "столовая нормального питания служащих Центрального Совета Народного Хозяйства"; здесь живут пролетарии, "товарищи" и господа.Центральный герой повести профессор Преображенский, всемирно известный врач, живет в Калабуховском доме

(так называемый доходный дом, где чересчур старательные пролетарии пытаются провести "уплотнение", то есть вселить туда еще людей). К нему часто наведываются из домоуправления: им не дает покоя, что он ест в столовой, оперирует в операционной, спит в спальне.Профессор часто беседует со своим помощником доктором Борменталем, и из этих бесед читатель узнает очень многое о современной им Москве. Филипп Филиппович, как

"ненавистник пролетариата" (так его окрестили представители домоуправления), отмечает, что с марта 1917 г. творится полное безобразие: "Почему калоши нужно до сих пор еще запирать на замок? Почему убрали ковер с парадной лестницы? На какого черта убрали цветы с площадок? Почему электричество, которое тухло в течение 20ти лет два раза, в теперешнее время аккуратно гаснет раз в месяц?". Профессор действительно противник

пролетариата, но в том смысле, что они несут разруху, "разруха не в клозетах, а в головах". Он осуждает идею разрушения старого мира. Ведь, по сути, она не нова: вспомним Базарова в романе "Отцы и дети" И.С. Тургенева. Разрушительное начало столь сильно, что не оставляет сил для созидания нового. В дальнейшем Преображенский столкнется с тем, что его же детище, порождение его таланта покушается на сам факт его