Совершение преступлений против жизни и здоровья при превышении пределов необходимой обороны — страница 3

  • Просмотров 4482
  • Скачиваний 360
  • Размер файла 528
    Кб

необходимой обороне граждан против беззакония властных структур. Например, Т.Гоббс считал, что подданные не имеют права противодействовать даже совершению государем преступлений. Идеологи революционной демократии во Франции XVIII в. признавали за народом право на восстание как право обороны против незаконных действий главы государства. А.Н.Радищев усматривал осуществление права необходимой обороны не только там, где

опасность грозила нападающему, но и там, где отсутствовал закон, карающий за совершенное преступление, и потерпевшие сами расправлялись с преступником. Позднее аналогичные взгляды высказывал Герцен. Отрицательное отношение к обороне против незаконных действий главы государства преобладало в немецкой философии конца XVIII - начала XIX в. Так, Кант считал всякое применение насилия в отношении верховной власти со стороны подданных

тягчайшим преступлением. Для немецкой правовой теории вообще было характерно рассмотрение необходимой обороны как замены в исключительных случаях деятельности органов власти самовольными действиями личности. Эта теория отказывалась рассматривать необходимую оборону как субъективное право личности и допускала оборону лишь в ограниченных пределах. Взгляды на необходимую оборону лишь как на правовое действие "второго

сорта" были распространены среди дореволюционных русских криминалистов. Такое понимание нашло свое отражение в царском Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., которое в ст.107 допускало оборону лишь тогда, когда нельзя было прибегнуть к помощи представителя власти[3]. О необходимой обороне впервые упоминалось в ст.15 Руководящих начал 1919 г. Они усматривали наличие правомерной необходимой обороны лишь в

причинении насилия над личностью нападающего для защиты своей личности или личности других, "если это насилие явилось в данных условиях необходимым средством отражения нападения или средством защиты от насилия над его или других личностью и если совершенное насилие не превышает меры необходимой обороны". Данное определения ограничивало правомерную оборону лишь защитой от нападения на личность, в нем ничего не

говорилось о допущении обороны против посягательства на государственные и общественные интересы, а также о защите имущественных прав личности. Более обобщенное понятие о необходимой обороне было дано в ст.19 первого советского уголовного кодекса 1922 г. Кодекс допускал оборону не только личности, но и прав личности и позволял сделать вывод, что необходимая оборона может выразиться не только в причинении вреда личности