Соседи 3 — страница 6

  • Просмотров 351
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 24
    Кб

достается самое лучшее! Курр! Курр! Висишь, какая она плешивая? Видишь эту хорошенькую злюку? - И глаза у всех делались крас- ными от злости. - В грруппы! В грруппы! Серрые крошки! Серрые крошки! Курр! Курр!.. Так шло у них беспрерывно, и будет идти еще тысячу лет. Воробьи как следует ели, как следует слушали и даже становились было в группы, только это им не шло. Насытившись, они ушли от голубей и стали перемывать им косточки, потом

шмыгнули под забором прямо в сад. Дверь в комнату, выходившую в сад, была отворена, и один из воробьев, переевший, а потому очень храбрый, вспрыгнул на порог. - Пип! - сказал он. - Какой я смелый! - Пип! - сказал другой. - А я еще смелее! И он прыгнул за порог. В комнате никого не было. Это отлично заметил третий воробышек, залетел в глубину комнаты и сказал: - Входить так входить или вовсе не входить! Вот оно какое чудное, это человечье гнездо!

А это что здесь поставлено? Нет, что же это такое? Прямо перед ними цвели розы, отражаясь в воде, а рядом, опираясь на готовую упасть трубу, торчали обгорелые балки. - Нет, что бы это могло быть? Как это сюда попало? И все три воробья захотели перелететь через розы и трубу, но удари- лись прямо об стену. И розы, и труба были нарисованные - большая велико- лепная картина, которую художник написал по своему наброску. - Пип! - сказали друг

другу воробьи. - Это так, ничего! Одна види- мость! Пип! Это красота! Можете вы это понять? Я не могу! Тут в комнату вошли люди, и воробьи упорхнули. Шли дни и годы. Голуби продолжали ворковать, если не сказать ворчать, - злющие птицы! Воробьи мерзли и голодали зимой, а летом жили привольно. Все они обзавелись семьями, или поженились, или как там еще это назвать. У них были птенцы, и каждый, разумеется, был прекраснее и умнее всех птенцов на

свете. Все они жили в разных местах, а если встречались, то узнавали друг друга по троекратному шарканью левой ногой и по при- ветствию "пип". Самой старшей из воробьев, родившихся в ласточкином гнезде, была воробьиха. Она осталась в девицах, и у нее не было ни свое- го гнезда, ни птенцов. И вот ей вздумалось отправиться в какойнибудь большой город, и она полетела в Копенгаген. Близ королевского дворца, на самом берегу канала, где

стояли лодки с яблоками и глиняной посудой, увидела она большой разноцветный дом. Окна, широкие внизу, суживались кверху. Воробьиха посмотрела в окно, посмотре- ла в другое, и ей показалось, будто она заглянула в чашечки тюльпанов: все стены так и пестрели разными рисунками и завитушками, а в середине каждого тюльпана стояли белые люди: одни из мрамора, другие из гипса, но для воробья что мрамор, что гипс - все едино. На крыше здания