Сон в руку

  • Просмотров 370
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 47
    Кб

Сон в руку Автор: Рид М. I - Это на южной стороне острова, близ Батабано. Мой дом к вашим услугам, - сказал, обращаясь ко мне, один из моих спутников на пароходе "Оспри" в тот момент, когда мы входили на рейд Гайаны. С этим пассажиром мы вместе ехали от Саутэмптона до острова Святого Фомы, и оттуда вместе прибыли в столицу Кубы. Переезжая через Атлантический океан на вест-индском пароходе, невозможно не завести знакомства с

другими пассажирами. Нужно быть совершенным дикарем, чтобы не найти себе спутника по душе. К какой бы нации вы ни принадлежали, на каком бы языке не говорили, всегда найдется пассажир, который может ответить вам на том же языке, и готов, ради землячества, подружиться с вами в дороге. На всяком пароходе найдутся два-три датчанина, едущие на остров Святого Фомы; найдется голландец, едущий в Кюрасао, мексиканец, отправляющийся в

Вера-Круц, какой-нибудь политический беглец, спасавший на чужбине свою голову и возвращающийся опять на родину для новой революции; немец, отыскивающий себе второе отечество; найдутся жители Коста-Рики, Никарагуа, Новой Гренады, Эквадора или Перу, возвращающиеся в свою жаркую отчизну из холодных земель Европы. Пассажир, который так великодушно предлагал в мое распоряжение свой дом, не принадлежал ни к одной из перечисленных

национальностей. Он был жителем "всегда верного" острова, кубинским креолом. Но эта бесконечная верность ему не нравилась. Он находил ее утомительной и был сторонником независимой Кубы. Это обстоятельство и привело на первых порах к сближению между нами, - к сближению, закончившемуся радушным приглашением в гости. На Кубе начиналось брожение умов, которое впоследствие принесло печальные результаты в виде разорения самых

лучшиих ее провинций и напрасного пролития крови благороднейших ее сынов... На пароходе ехало много испанских офицеров, спешивших в Гавану к своим полкам. С ними была целая толпа солдат, гордых, как испанские гранды, и каждую минуту готовых смыть кровью тень малейшей обиды. Понятно, что такой человек, каким был мой новый приятель, не стеснявшийся всячески выражать свое мнение о независимости Кубы, не мог вызывать к себе симпатию