Солженицын а. и. - Страшная правда о россии хх века — страница 2

  • Просмотров 120
  • Скачиваний 4
  • Размер файла 16
    Кб

избивать в кровавое' мясо, - ни одна бы чеховская пьеса не дошла до конца, все герои пошли бы в сумасшедший дом”. И, обращаясь прямо к тем, кто делал вид, что ничего не происходит, а если и происходит, то где-то стороной, вдалеке, а если и рядом, то по принципу “авось не меня”, Солженицын бросает от всех “туземцев Архипелага”: “Пока вы в свое удовольствие занимались безопасными тайнами атомного ядра, изучали влияние Хайдег-гера и

Сартра и коллекционировали репродукции Пикассо, ехали купейными вагонами на курорт или достраивали подмосковные дачи, - а воронки непрерывно шныряли по улицам, а гебисты стучали в двери” - “органы никогда не ели хлеба зря”; “пустых тюрем у нас не бывало никогда, а либо полные, либо чрезмерно переполненные”. Интересен тот факт, что в своем повествовании Солженицын не выводит героя, а как бы обобщает в своем исследовании

миллионы реальных судеб, характеров. Автор воссоздает общую психологию обитателя тоталитарного государства. За дверями - террор, и уже понеслись неудержимые потоки в лагеря, “схватывались люди ни в чем не виновные, а потому не подготовленные ни к какому сопротивлению. Создавалось впечатление... что от ГПУ- НКВД убежать невозможно. Что и требовалось. Мирная овца волку по зубам”.    Среди факторов, которые сделали

возможным весь тот ужас, Солженицын указывает на “отсутствие гражданской доблести” у русского челодека. Эта извечная покорность, ко торая воспитывалась в русском мужике веками крепостного права, и дала возможность для культа личности. Органы также были сильны тем, что сделали ставку на самое сильное в человеке - природные инстинкты. Подросток, чье взросление было не простым процессом, который имел проблемы с противоположным

полом, кто ощущал себя слабым, - вот идеальный кандидат в следователи ГПУ. Нет более жестокого человека, чем человек слабый, получивший власть над телами и судьбами других людей. Органы культивировали все самое низменное в человеке. Зверь в чекисте не был ограничен какими-либо рамками. С людьми эти индивидуумы не имели ничего общего. Ибо то, что отличает человека от зверя, в органах не очень ценилось. Плюс стройная

социалистическая теория. Плюс власть блатных в лагерях. И результат - чудовищный по своим масштабам геноцид против русского народа, который уничтожил лучшую его часть и последствия которого будут заметны еще несколько веков (во время Отечественной войны 1812 года французов называли “басурманами” -- как же сильны были предания о татаро-монгольском иге).    В художественном плане “Архипелаг ГУЛАГ” также весьма