Сократический метод — страница 9

  • Просмотров 13179
  • Скачиваний 704
  • Размер файла 26
    Кб

малодушия или отсутствия мужества. Ведь во время сражения при Пелагее гоплиты лакедемонян, столкнувшись с персидскими щитоносцами, побежали, не утратив при этом мужества. Когда же из-за этого бегства ряды персов расстроились, лакедемоняне неожиданно обернулись назад, стали сражаться как конные и таким образом одержали победу. Собственно говоря, я хотел бы узнать от тебя, Лахес, о мужественных не только в пехоте, но и в коннице и

вообще в военном деле, и не только на войне, а также во время опасностей на море, в болезнях, в бедности или в государственных делах и опять еще не о тех только, что мужественны относительно скорбей и страхов, но и кто силен в борьбе с вожделениями и удовольствиями, на месте ли он остается или обнажает тыл; ведь бывают, Лахес, мужественные и в таких вещах. Лахес: Если. Сократ, от меня требуется определение мужества, то есть нахождение

того существенного признака, присущего всем его проявлениям, то я бы сказал, что это своего рода стойкость души, твердость характера, словом, упорство. Сократ: Ты говоришь так, как нужно. Но мне кажется, что не всякое упорство представляется тебе мужеством. Такое заключение делаю из того, что почти уверен, что ты, Лахес, относишь мужество к прекрасным вещам. Лахес: Да, несомненно, к прекрасным. Сократ: Упорство, соединенное с

благоразумием, не будет ли прекрасной и хорошей вещью? Лахес: Конечно. Сократ: Каково же оно будет без благоразумия? Очевидно, противоположной вещью, то есть дурной и плохой? Лахес: Да. Сократ: Стало быть, ты не назовешь нечто дурное и плохое хорошим? Лахес: Не назову, Сократ. Сократ: Следовательно, ты не признаешь такое упорство за мужество, поскольку оно нечто плохое, а мужество дело хорошее. Сократ строит следующий силлогизм:

Всякое мужество – нечто хорошее. Не всякое упорство нечто хорошее. Следовательно, не всякое упорство есть мужество. Лахес: Ты прав, Сократ, но в таком случае я попытаюсь дать третье определение мужества и скажу, что мужество есть благоразумное упорство. Надеюсь, это тебя удовлетворит? Сократ: Оно, возможно, меня удовлетворило бы, но все дело в том, что я не знаю, что ты имеешь в виду, употребляя слово «благоразумное».

Благоразумное в чем? Во всем? И в большом, и малом? Скажем, человек проявляет упорство в том, что тратит деньги благоразумно, зная, что в конечном счете он от этого только выиграет и приобретет больше. Назвал бы ты его мужественным? Лахес: Клянусь Зевсом, нет! Сократ: Или, чтобы привести аналогичные примеры, скажем, врач остается упорным, проявляет твердость и на мольбы своего больного сына или другого больного, страдающих