Социология правосудия — страница 7

  • Просмотров 8300
  • Скачиваний 535
  • Размер файла 46
    Кб

российского телевидения (выдаваемых как образцы правосудия, на которых следует учиться «азам» судопроизводства), то для России скорее будет типичным авторитарное принятие решений судьёй. Ведь мы только слышим ссылки на совещательную комнату, «без права её показа». И уже потом, после « рекламной паузы», судья выдаёт нам готовое решение. Такое отношение «телевизионщиков» к данной процедуре

судопроизводства имеет символическое значение и говорит о том, что решения в судах, надо полагать, принимаются на основе судейского усмотрения, без какого-либо учета мнения заседателей. А как еще можно объяснить то, что на уроках «правосудия» не показывают совещательную комнату-место принятия судебного решения. Как не отсутствием подобных практик, что делает затруднительным полное обучение основам правосудия, так как не

вскрывается важный элемент судопроизводства, связанный с развитием «совещательных « начал принятия решений. Однако вернёмся к нашему примеру. Комментируя данные американских социологов, Подгурецкий го­ворит о двух значимых факторах: местный обычай и тип личности. При всем этом мы особо выделили фактор давления, аргументируя тем, что поведение судьи, как правило, носит целенаправленный ха­рактер. Цели определяются

законом и правовыми предписаниями, что является нормой для судьи. Но цели также задаются извне и не носят правового характера. К их числу следует, прежде всего, отнести факторы давления институционального характера (происхождения). Так, в советское время на суды оказывали воздействие партийные органы, а сегодня это может быть любой институт власти. В зависи­мости от характера судебного разбирательства на решение суда

мо­гут влиять различные политические силы и общественное мнение. Правда, в конечном счете, все это опять преломляется через призму видения политической ситуации институтами власти.   Типичным примером давления на суд извне может являться дело полковника Буданова. По содержанию - уголовное (убийство чечен­ской девушки), но по форме, получившее политический окрас, оно давно уже зашло в тупик. В этой ситуации решением суда

является сам процесс, если хотите, судебная волокита, блуждание по известной территории без права выхода за ее границы принятия решения. Волей судьбы фигура Буданова стала знаковой, в ней нашли выражение бес­смысленность и жестокость, тупость и лицемерие войны. В этом слу­чае он действительно жертва политических амбиций и собственного нрава. Правда, нрав мог проявиться в другом месте и по другому по­воду, но тогда уже это