Социологическая школа права Росии М.М. Ковалевский, Л.И. Петражицкий, П.А. Сорокин — страница 8

  • Просмотров 4284
  • Скачиваний 407
  • Размер файла 18
    Кб

праву, истории древнего уголовного права, истории сословий на Западе и в России, сравнительной истории семьи и собственности. Устранение Максима Максимовича поразило всю Москву и вызвало волнения среди студентов. Ковалевский был очень возмущен таким актом насилия и заявил, что он уезжает за границу и не вернется жить в Россию, покуда в ней не будет введен конституционный строй, осуществлению которого он решил содействовать

всеми силами. Семнадцать долгих лет провел Максим Максимович вне родины. Он не был в настоящем смысле изгнанником или эмигрантом. Максим Максимович вступил в число членов Международного Института Социологии, стал его вице-председателем в 1895 году и председателем в 1907 году. Он являлся одним из активных членов Общества Социологии в Париже, постоянным сотрудником журнала "Revue internationale de sociologie" и оказал материальную поддержку

этому изданию. Результатом его интереса к вопросам социологии, в тесном смысле этого слова, явились сочинения : "Современные социологи" и двухтомник "Социология". Научные работы и чтение лекций на иностранных языках и в иностранных университетах не могли, однако, удовлетворить Ковалевского: его тянуло читать лекции на русском и для русских. Вот почему он с радостью взялся за организацию Русской высшей школы

Общественных Наук в Париже. Открытие школы состоялось. 1 ноября 1901 года. Днем торжества для него стало 17 октября 1905 года, когда он был избран в Первую Государственную Думу. Почти по каждому возникавшему на заседаниях вопросу он выходил на кафедру и в ярких красках давал справки из истории парламентаризма и из действующего законодательства Англии, Америки и Франции. Например, он очень ярко и образно представил депутатам, в чем

заключается отличие политической ответственности от ответственности уголовной* и как вторая никогда не может заменить отсутствие первой. Максим Максимович стал инициатором поручения комиссии по составлению наказов выработать форму выражения сочувствия Думы институту третейского разбирательства в международных делах. Он первым откликнулся на телеграмму из Лондона, в которой 326 членов старейшего в мире парламента

приветствовали членов Думы и приглашали на межпарламентскую конференцию. В Думе не было сомнений, что Ковалевский должен присутствовать на этой конференции. Максим Максимович выступал и по самым жгучим вопросам, обсуждавшимся в Первой Думе - о смертной казни и об амнистии. По вопросу о неприкосновенности личности он работал в комиссии. Разработка наказа по этому вопросу производилась под его председательством. Знамениты его