Социально-психологические причины обломовщины

  • Просмотров 80
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 17
    Кб

Социально-психологические причины «обломовщины» Автор: Гончаров И.А. В начале пятидесятых-шестидесятых годов XIX века началась ломка всех старых устоев патриархальной России. Нарождался новый уклад жизни. Россия прощалась с косностью, застоем, вялостью и бездействием, но одновременно она теряла теплоту и сердечность отношений между людьми, уважение к национальным традициям, гармонию ума и сердца, чувства и воли, духовный

союз человека с природой. Неужели все это обречено на слом? И нельзя ли найти более гармоничный путь прогресса, свободный от эгоизма и самодовольства, от рационализма и расчетливости? Как сделать, чтобы новое в своем развитии не отрицало старое с порога, а органически продолжало и развивало то ценное и доброе, что старое несло в себе? Эти вопросы волновали Гончарова на протяжении всей жизни. Так, в 1859 году появился роман

“Обломов”, который автор игал в течение десяти лет. Главный герой романа- Илья Ильич Обломов. “Это человек 32 - 33 лет от роду, среднего роста, приятной наружности, с темно-серыми глазами и с отсутствием всякой определенной идеи и сосредоточенности в чертах лица. Во всем лице теплился ровный свет беспечности, переходивший даже в позы всего тела. Ничего не могло согнать с его лица ту мягкость, которая была господствующим и основным

выражением не только лица, но и всей души; а душа так открыто и ясно светилась в глазах, в улыбке, в каждом движении головы, рук...” Илья Ильич - человек сложный, и я считаю, что в Обломове много русских национальных черт. И чтобы понять это, нужно обратиться к истокам формирования личности: к детству, воспитанию, окружению и, наконец, к полученному образованию. На широкий и мягкий характер Ильи Ильича оказала большое влияние

среднерусская природа того благословенного уголка земли, того чудного края - Обломовки. То небо, которое “кажется ближе жмется к земле, чтоб уберечь избранный уголок от всяких невзгод”; то солнце, которое “ярко и жарко светит там около полугода и потом медленно, точно нехотя, удаляется оттуда”; те мягкие очертания отлогих холмов, “с которых приятно кататься, резвясь, на спине или сидя на них, смотреть в раздумье на заходящее