Социально-правовое пространство и его характеристика на современном этапе общественного развития — страница 9

  • Просмотров 6568
  • Скачиваний 440
  • Размер файла 41
    Кб

обеспечивая человеку свободу действия, в то же время обеспечивает защиту от произвола и рядовому граж­данину, и «правящим верхам». В каждом государстве издаются и действуют юридические нормы, представляющие собой веление власти и имеющие целью поддержание справедливого общественного порядка. Эти законы предписывают, что можно делать и от чего надо воздерживаться. Свод законов — это «библия свободы народа»:

без законов не бы­вает порядка. Как говорил Цицерон, мы должны быть рабами за­конов, чтобы быть свободными. Там где кончается закон, там на­чинается произвол. Не быть подчиненным никакому закону, гово­рил Г. Гейне, значит быть лишенным самой спасительной обороны: законы должны нас защищать не только от других, но и от самих себя. При этом незнание закона не освобождает от необ­ходимости его исполнять. Но сами по себе

неплохие законы, не обеспеченные юридическим механизмом реализации, остаются мертвой буквой: действительное право есть то, которое заключает в себе условия своего осуществления, т.е. ограждения себя от не­осуществления или преступного игнорирования. Закон сам по себе не действует; действуют лишь конкретные люди со всеми их индивидуальными особенностями. Обязательность закона предполагает свободное подчинение ему 

индивида, но и в то же время возможность нарушения закона и, следовательно, необходимость для власти его восстановления, т.е. наказания. Преступление — это проявление злой воли и само в себе есть ничтожество, и эта ничтожность есть сущность преступного действия. Но то, что ничтожно, должно, по словам Г. Гегеля, проявить  как таковое, т.е. выставить себя как-то, что само должно быть сказано. Стало быть, зло обладает в самом себе

принципом бумеранга: совершил зло — получай наказание. Наказание рассматривается как собственное право преступника: «Преступник почитается как разумное существо, и вынесенная судом санкция выражает тем самым уважение к преступнику как к личности, свободно выбравший форму своего поведения в виде преступления. Эта честь не будет ему воздана, если понятие и мерило его наказания будут взяты из самого его деяния»[11].

 Право, по Гегелю, есть также и обязанность: если есть  обязанность, то есть и право. Ибо всякое наличное бытие  право только на основе свободной воли: воля и обязанность входят друг в друга и сливаются. По существу, это значит: тот, не имеет никаких прав, не имеет и никаких обязанностей, и наоборот. К примеру, говорит Гегель, права отца семейства над его членами суть в такой же мере обязанности в отношении к ним; и обязанность