Сочинение по Пушкину Чувства добрые я лирой пробуждал — страница 3

  • Просмотров 1147
  • Скачиваний 106
  • Размер файла 26
    Кб

изображало мрачную злобу. Я не хотел торжествовать над униженным врагом и обратил глаза в другую сторону”. Торжествовать над уничтоженным врагом согласно христианской морали, которой руководствуется Гринев, стыдно. Так как, пока жив человек, Бог надеется на него, на его исправление. Следует тем более надеяться и человеку. А устраивать “пир победителей” над поверженным противником - хамство. Потому и отворачивается Гринев. И в

этом опять милосердие целомудренной души. Наконец на суде Швабрин оказывается главным - и, собственно, единственным - обвинителем Гринева. Швабрин возводит на Гринева сознательную и чудовищную клевету, грозящую последнему самым худшим. Интересна реакция Гринева. “ Генерал велел нас вывести. Мы вышли вместе. Я спокойно взглянул на Швабрина, но не сказал ему ни слова. Он усмехнулся злобной усмешкою и, приподняв свои цепи, опередил

меня и ускорил свои шаги”. Где-то слова уже бессильны... И не только слова, но и любые жесты, грозящие ли, осуждающие ли. Так глубоко может отравить зло человеческую душу... И так важно здесь противопоставить болезни зла спокойный, трезвый взгляд. И может быть,- Бог знает! - этот спокойный человеческий взгляд сможет послужить опорой мятущейся, одержимой, потерявшей себя преступной душе, поможет остановиться и не упасть в последнюю

геенскую бездну отчаяния... Конец повести счастливый, но не слащавая подачка читателю “романтической повести”, а логическое следствие целостной мировоззренческой позиции автора, утверждающий, что мир, “лежащий во зле”, стоит на добре. Господствующим принципом отношений Пушкин считал гуманность. Гармония между человеком и природой, внутри общества, в самом человеке покоится на его добрых чувствах, на способности к

сердечности и милосердию. Искомую им гармонию, благородную простоту, нравственный артистизм имеет сама его личность, запечатленная в лирических стихотворениях, в прозе. В “заветной лире”, по слову самого поэта, отлилась его “душа”. В ней, как сказал Гоголь, чувствуется прообраз прекрасного человека, который явится на Руси, может быть через двести лет.