События Великой Отечественной Войны на страницах новейших учебников по истории для средней школы — страница 7

  • Просмотров 2316
  • Скачиваний 139
  • Размер файла 23
    Кб

- обвинение Сталина было лишь поводом, средством для критики и осуждения всего тогдашнего строя, "системы личной власти". Сегодня ложность этой концепции представляется очевидной: абсолютизировать веру Сталина в дружбу с Гитлером невозможно. Рассекреченные документы осени 40 - весны 41 года показывают, что советское руководство со Сталиным во главе знало о готовящемся Гитлером нападении и предпринимало ответные действия.

При этом наша сторона правильно оценивала силу и состав коалиции противника, направления его возможных ударов. Была ли война летом 1941 г. неизбежной? Сталин обоснованно считал, что фатальной предопределенности нападения Германии на СССР именно летом 1941 не было и полагал, что ему удастся если не избежать вовсе, то хотя бы отсрочить начало войны. В этом контексте современные исследователи склонны рассматривать и ту

дипломатическую игру, которая велась осенью 40 -го - весной 41-го года, и перемещения советских войск весной 1941 г.(26) Отметим, например, что в приказе верховного командования вермахта от 10 июня предусматривалась возможность "задержки" нападения (то есть переноса его срока), до 18 июня, в крайнем случае до 13.00 21 июня. Окончательный приказ, устанавливавший дату и время нападения, был подписан Гитлером только 17 июня (27). Что же

касается сделанного советским правительством заявления о "вероломности" и "внезапности" гитлеровского нападения, то могло ли советское правительство заявить в официальной ноте что либо другое, типа: "Да-да, мы все знали и готовились"? Ясно, что с точки зрения политической целесообразности, интересов государства интерпретация событий начавшейся войны могла быть в тот момент только такой. Документы показывают,

что советское руководство знало о сосредоточении германских войск у границ СССР и опасалось военного столкновения с Германией, к которому шла усиленная подготовка. Вместе с тем тот факт, что нападение Германии не явилось неожиданностью для руководителей СССР, не означает, что внезапности не было на тактическом уровне. Безусловно, также, что для миллионов советских людей случившееся 22 июня 1941 года было внезапным. Тем не менее,

неоправданным выглядит сегодня преувеличение роли внезапности в поражениях Красной Армии в первые месяцы войны. Современными исследователями показано, что исход приграничного сражения был бы тот же даже в случае своевременного приведения наших войск в боевую готовность, и главную роль здесь играла отнюдь не внезапность, а имевшиеся недостатки организационного строительства войск, материально-технического оснащения и