Слово в защиту народности церковного пения — страница 5

  • Просмотров 234
  • Скачиваний 10
  • Размер файла 25
    Кб

не слышал и никогда не сможет услышать. §2. Об ангелоподобности богослужебного пения Пение является неотъемлемым свойством ангельской природы. Какова красота ангельского пения знали, по-видимому, только прр. Исаия, ап. Иоанн Богослов и вифлеемские пастухи, а также, вероятно, и некоторые другие свв. прав. мужы и жены,(8) и только в той мере, насколько они могли эту красоту вместить. И, даже если предположить, что у этих людей была бы

звукозаписывающая аппаратура, вряд ли удалось бы зафиксировать пение ангелов по той причине, что оно, относительно нашего материального мира, является по своей природе невещественным. Отсюда следует, что красота ангельского пения не может быть соизмерима с даже самым совершенным и прекрасным земным богослужебным пением. Человек, уподобляясь ангельским силам, может только ПОДОБНО им воспевать Пресв. Троицу, и то, пребывая

связанным земными и плотскими узами, только в определённых пределах. Следовательно, земное богослужебное пение не может быть ангельским, а только ангелоподобным, в том смысле, что, во-первых, человек, как и ангел, обладая свободной волей, может свободно славить Творца, во-вторых, само богослужебное пение имеет тбинственный характер, в отличие от пения мирского. Поэтому, земное ангелоподобное богослужебное пение не может быть

абсолютной красоты и имеет, скорее, хвалебно-покаянный характер. Вот почему знаменное пение в древности именовали не ангельским, т.е. совершенным и прекрасным (в небесном смысле), а только ангелоподобным.(9) В этом отношении, к сожалению, существует опасность тонкой подмены, и, вероятно, обманывается та часть христиан, которые принимают свои чувственно-плотские переживания, получаемые от воздействия на них совершенного и

прекрасного земного пения, за благодатные дары Св. Духа. §3. О сравнении богослужебного пения и иконы Церковное пение и икону, думается, можно сопоставить, только с определёнными оговорками. Во-первых, в богословском аспекте, как распев и иконопись, где распев, согласно святоотеческой трактовке, рассматривают как «богословие в звуках» (или «поющее богословие»), а иконопись - «богословие в красках». Во-вторых, процесс создания

иконы можно уподобить процессу создания церковного песнопения - либо только богослужебного текста, либо распеву уже имеющегося текста, либо созданию одновременно и текста и напева. Но в бытийном (или практическом) смысле, между иконой и пением существует большая разница. Во-первых, икона пишется (как и составляется песнопение) только один раз и пребывает в неизменном виде (до момента какого-либо внешнего вмешательства). Бытие же