Славянские мифы в творчестве русских композиторов девятнадцатого века — страница 3

  • Просмотров 3367
  • Скачиваний 411
  • Размер файла 10
    Кб

язычестве и страстности вознесение до мифа и до тех пределов преображения мифа в музыке, какие были достигнуты Вагнером" Если про нашумевшую постановку "Петушка" в стиле кабуки слышали многие, то про две другие оперы на сюжеты древнеславянской мифологии известно мало. Вместе с тем именно в них раскрываются живописно-изобразительный дар композитора, чистота лирики - искренней, но несколько созерцательной, без

повышенной эмоциональной напряженности. Наиболее полно дарование Римского-Корсакова выявилось в этих произведениях, связанных с миром сказочности, с разнообразными формами русского народного творчества. Чтобы подчеркнуть изумительную мелодичность музыки композитора, Мариинка представляет "Майскую ночь" и "Младу" в концертных исполнениях лучших голосов театра. Майская ночь" стала свидетельством удачного

синтеза композиторских приемов, усвоенных Корсаковым в "могучей кучке". Появление последних опер Даргомыжского и Серова лишь немного опережает по времени постановки первых опер композиторов «Могучей кучки». Кучкистская опера имеет некоторые «родовые» черты, проявляющиеся у столь разных художников, как Мусоргский, Римский-Корсаков и Бородин: предпочтение русских тем, в особенности исторических и

сказочно-мифологических; большое внимание не только к «достоверной» разработке сюжета, но и к фонетике и семантике слова, и вообще к вокальной линии, которая всегда, даже в случае очень развитого оркестра, находится на первом плане; весьма значительная роль хоровых (чаще всего – «народных») сцен; «сквозной», а не «номерной» тип музыкальной драматургии. Интерес к отечественным преданиям проявляли и другие русские композиторы.

Миф, в творчестве другого русского композитора — А.Н. Скрябина — реальность, и реальность несоизмеримо большая, чем понятие. Миф изображает духовную жизнь материи, символически связывая два мира. Скрябин стремится в мифе отразить не веру человека в Божественное, а саму Божественную жизнь, саму глубину бытия в духовном опыте. Мистерия в творчестве Скрябина предстает не только как мифологическая картина, но и как способ

мышления художника. Воплощение в музыке архаического механизма мифотворчества сформировало явление «мифологического неоархаизма» — искусства, в котором все разнообразие красок современного оркестра служит построению модели мира способом, диктуемым логикой современного мифа. В функции структурных элементов мифом выступают простейшие, «сырые» музыкальные единицы, наделенные условным, вне-музыкальным значением: их