«Славься» — династический гимн М. Глинки

  • Просмотров 215
  • Скачиваний 12
  • Размер файла 15
    Кб

«Славься» — династический гимн М. Глинки Грачев В. Н. 30-е годы XIX в. оказались благодатными для появления славильных песнопений. Трагические события Отечественной войны 1812 г., восстание декабристов в 1825 г., возрождение православной духовности и благотворное воздействие личности императора Николая Павловича, сумевшего сплотить вокруг себя Россию в смутное время — все это оказалось необходимым историческим фоном, позволившим

русским людям утвердить православный идеал Родины. На историческом перепутье между республиканской и православно самодержавной концепцией государства вслед за А. Львовым и В. Жуковским свой выбор сделал М. Глинка, всей мощью своего выдающегося дарования поддержавший идеал православного патриотизма. В 1836 г. состоялась премьера оперы «Иван Сусанин» М. Глинки, на которой присутствовал император Николай Павлович и весь

Петербургский Свет. Опера с первых тактов захватила слушателей не только новизной русской народной интонации в опере, но и могучим зарядом духовного патриотизма, пронизавшим каждый такт удивительного сочинения. Это была не просто опера, но словно бы православная месса русского патриотизма. Или — целая опера-гимн... Перед потрясенными слушателями в музыкально-сценических образах во весь рост вставал сам Идеал Русской

государственности (Православие. Самодержавие. Народность.), подаваемый с наиболее чувствительного ракурса. С точки зрения его восприятия Русским народом. Крестная жертва подвига Ивана Сусанина безоговорочно подтверждала: русский народ — со своим царем, а не с иноземцами (аналогия с современностью была весьма прозрачна). Идейной кульминацией оперы был славильный кант-молитва «Славься, славься, Русский Царь» в эпилоге, почти

целиком посвященном прославлению великого рода Романовых. Созданный в традициях петровских виватных кантов-молитв, с опорой на церковный хорал и юбиляционный мелос, простой и доступный по музыке, хор «Славься» восхитил всех присутствующих небывалым зарядом патриотизма, воплощенным в русской опере. После окончания оперы растроганный царь пригласил М. Глинку к себе в ложу, выразил ему свою признательность за замечательное