Шнитке. Жизнь и творчество — страница 4

  • Просмотров 3841
  • Скачиваний 382
  • Размер файла 28
    Кб

композиторов, познакомившихся с музыкой западного авангарда. Партитуры Пьера Булеза, Карлгейнца Штокхаузена, Анри Пуссера, Луиджи Ноно, которые Шнитке раздобывал с огромными трудностями, он немедленно покрывал своими пометками и комментариями, анализируя эту музыку тщательно и пристрастно. Шнитке хотел быть технически вооруженным по последнему слову, он стремился к тому, чтобы его сочинения вошли в общий ряд современной

культуры. Для советских чиновников это было признаком "безродного космополитизма" Шнитке. В Советском Союзе словосочетание "безродный космополит" эвфемистически обозначало еврея. Иудейство Шнитке, между тем, было весьма сомнительным. Отец его был евреем - коммунистом и атеистом, мать - немкой. Первым языком был немецкий, но родным своим языком Шнитке считает русский. Еврейского языка и обычаев он не знает. Вдобавок, в

1982 году, когда Шнитке было сорок восемь лет, он был крещен по католическому обряду. Йога, оккультизм, каббала, китайские мистические прозрения /"И цзин"/ - чего только Шнитке не испробовал в поисках ответа на волновавшие его загадки жизни и смерти... Погружаясь в недра иррационального, он испытал ужас, единственным спасением от которого представилось приобщение к христианству. Католичество было выбрано Шнитке во многом

потому, что его мать была крещена католичкой. Хотя он иногда говорит, что уважает православную церковь больше, чем католическую. Запутанность отношений Шнитке с религией ставит в тупик даже его друзей с экуменистическими взглядами. Для Шнитке это проблема этическая, и психологическая, и культурная. Он пытается разрешить ее в своей музыке. Людей, впервые сталкивающихся с произведениями Шнитке, прежде всего поражает их

эмоциональная напряженность. Это музыка полярных противоположностей, кричащих контрастов: громкое и тихое, высокое и намеренно пошлое, аскетически сдержанное и вызывающе роскошное. Все это в сочинениях Шнитке сосуществует, живет бок о бок. Многих это раздражает, отталкивает. Им кажется, что, объединяя видимо необъединимое, нестыкующееся, композитор над ними издевается. Их ухо не улавливает технической изощренности, с которой

"сработаны" партитуры Шнитке, всех спрятанных в них подлинных и мнимых цитат, символов, аллюзий и намеков. Вплоть до музыкальных монограмм - зашифрованных в виде нотных мотивов имен самого композитора и его друзей. Наверное, так и должно быть: секреты композитора - это его дело. Они интересны и важны только для профессионалов. Слушатель остается один на один с музыкой. А музыка Шнитке говорит о подлинных и пугающих эмоциях,