Шарль Морис Талейран — страница 5

  • Просмотров 7006
  • Скачиваний 455
  • Размер файла 127
    Кб

жизни и всей эпохи, крутых и быстрых социально – экономических и политических перемен и вылилась в очень противоречивые и полярные оценки. Мирабо: «Этот человек подлый, жадный, низкий интриган, ему нужна грязь и нужны деньги. За деньги он продал свою честь и своего друга. За деньги он бы продал свою душу, и он при этом был бы прав»[13]. Лебрэн: «С медным лбом он соединяет ледяное сердце»[14]. Буасси д`Англа: «Без души, без совести, без

нравственности... слишком достойный презрения, чтобы заслуживать доверие, слишком презираемый, чтобы быть опасным».[15] Наполеон: «Это - человек интриг, человек большой безнравственности, но большого ума и, конечно, самый способный из всех министров, которых я имел»[16]. Л. Берне: «Талейрана упрекали, что он последовательно предавал все партии, все правительства... Но он вовсе не предавал: он только покидал их, когда они умирали. Он

сидел у одра болезни каждого времени, каждого правительства, всегда щупал их пульс и прежде всех замечал, когда сердце прекращало свое биение. Тогда он спешил от покойника к наследнику, другие же продолжали еще короткое время служить трупу. Разве это измена? Потому ли Талейран хуже других, что он умнее, тверже и подчиняется неизбежному? Верность других длилась не больше, только заблуждение их было продолжительнее. К голосу

Талейрана я всегда прислушивался, как к решению судьбы...»[17] Ф. Энгельс: «Талейран, Меттерних и Луи-Филипп - подходящие посредственные люди для нашего посредственного времени, хотя они и являются в глазах немецкого бюргера теми тремя богами, которые в течение 30 лет управляли всемирной историей, как кукольным театром на веревочке».[18] Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: « Убеждений Талейран не имел; он руководствовался

исключительно жаждой богатства власти и денег... Он обладал искусством понимать людей, угадывать их слабости и играть на них. Блестящий оратор на трибуне, он был замечательно остроумным собеседником в салоне»[19]. Тарле: «Сухая, неэмоциональная, часто как бы мертвенная натура Талейрана совсем лишена была творчества, лишена была идейных, не узколичных стимулов, и уже, поэтому истинно государственным умом его никак нельзя назвать...

Но если у него не было великих чувств, то он одарен был могучим, вечно бдительным, совершенно безошибочным инстинктом самосохранения, который всегда вовремя давал ему предостережения. Талейран этим инстинктивно распознавал, где сегодняшняя сила и где у кого будет сила завтра, и спешил без колебаний перейти на её сторону... Никто и никогда не обнаруживал такого искусства в сознательном извращении истины, такого умения при этом