Шарль Морис Талейран — страница 19

  • Просмотров 7237
  • Скачиваний 457
  • Размер файла 127
    Кб

мере неприемлемым, враждебным, губительным. Он никогда, ни на один момент не принимал искренне, не мирился от души с полной передачей власти народной массе. Отвращение и боязнь – других чувств к восставшим Талейран никогда не питал».[86] Через два дня после взятия Бастилии, когда Париж был уже во власти революционной национальной гвардии, а король уже был готов уехать в Версаль, Талейран попытался спасти положение.[87] Талейран был

одним из немногих, кто открыто выступал за неприкосновенность личности короля. Он искренне верил в нерушимость законов Франции, относительно власти короля. И сильно желал оказать помощь Людовику XVI – законному королю Франции. Талейран потребовал аудиенции. В беседе с королем он предложил на рассмотрение Людовику XVI проект спасения короны, где главная роль отводилась военному столкновению армии короля и сил восставших.[88]

Талейран в своих мемуарах описывает два способ спасения монархии, но потом заявляет, что «сам император уже смирился со своей участью и нисколько не хотел сопротивляться надвигавшимся событиям».[89] Узнав о взятии Бастилии, Талейран пришел в ужас. Он ненавидел толпу и боялся ее, понимая, что она разрушит всю любимую им "сладость жизни".[90] Талейрана отличала его дальновидность и рассудительность, эти качества его не раз

выручали. 1789-1791 года время смятения для Талейрана. Он выжидал: “к какому лагерю присоединится, на чью сторону встать?” – этот вопрос мучил Талейрана до тех пор, пока он не убедился в необходимости выступить в поддержку революции. До этого времени он не покидал лагерь монархии и открыто не поддерживал революционных действий и не осуждал монархии.[91] Революция была совершена, как говорили, против абсолютной монархии. А между тем

сама она готовила цезаризм. Проницательные умы не ошибались в данном случае.[92] Парламентская карьера епископа из Отена была стремительной и блестящей. Он занимал посты почетных членов первого и второго конституционных членов, председателя учредительного собрания и члена его дипломатического комитета. 26 августа 1789 года Учредительное собрание приняло декларацию прав человека и гражданина, провозгласившую принципы

буржуазной демократии: свободу, равенство, братство. Статья шестая, принятая в редакции Талейрана говорила о законе как выражении «всеобщей воли», признавала его обязательность для всех, утверждала равный доступ всех граждан к должностям и занятиям в «соответствии с их способностями».[93] Таким образом, Талейраном было сформулировано одно из естественных прав человека и гражданина. В это время в конце лета и осенью 1789 года