Шарль Морис Талейран — страница 11

  • Просмотров 7207
  • Скачиваний 457
  • Размер файла 127
    Кб

полюбопытствовали даже взглянуть на ребенка, семнадцать суток проведшего в дилижансе»[55]. «Он никогда не забыл и не простил. «То, как проходят первые годы нашей жизни, влияет на всю жизнь, и если бы я раскрыл вам, как я провел свою юность, то вы бы меньше удивлялись очень многому во мне»[56] - говорил он уже в старости». «Шарль Морис поселился в квартире своего двоюродного брата графа Де Ля Сюз. Режим в учебном заведении был строгим.

Прилежания от учеников добивались энергичной поркой»[57]. Родителей он навещал только раз в неделю. «Учился он не очень хорошо»[58]. В своих мемуарах он пишет: « я мог бы оказать некоторые успехи в учении, я думал на основании имевшихся у меня задатков.… Но недостаток одобрения и боязнь придать моей молодости слишком много блеска сделали первые годы моей жизни довольно унылыми»[59]. «Неизлечимая хромота лишила юного Талейрана

подвижности и приучила к спокойному, хладнокровному наблюдению. У него было много свободного времени для размышлений. Он задумывался над историей Франции, которую преподаватель сводил к описанию придворных балов и праздников. Изучали Цицерона и греческий язык. «Революционным» нововведением явилось чтение современных текстов Монтескье, Дидро, Вольтера. Ко времени окончания занятий, к 1768 г, четырнадцатилетний юноша получил

все традиционные для дворянина знания. Многие черты характера уже сложились: внешняя сдержанность, умение скрывать свои мысли. «Осторожность, т.е. искусство показывать только часть своей жизни, своей мысли, своих чувств, - вот первое из всех качеств». Это искусство Талейран постиг еще в школьные годы. Пришла пора окончательно определить судьбу юноши. Собственно говоря, выбора не было. Военная карьера исключалась. Для покупки

выгодной административной должности денег у родителей не было. Оставался только один путь – карьера священнослужителя. Это вовсе не считалось среди придворного дворянства не престижным и невыгодным. Митра и посох епископа, и тем более, кардинальский пурпур могли дать доходы куда большие, чем шпага»[60]. « Для того чтобы дать мне благоприятное и даже привлекательное представление о деятельности, к которой меня предназначали,

меня отправили в Реймс, главное архиепископство Франции, в котором коадъютором был один из моих дядей. Т.к. моей семье было неудобно, чтобы я вступил в здание архиепископства из почтового дилижанса, то это путешествие было обставлено более удобно, чем поездка из Шале. Пред своим отъездом я не был у родителей. И укажу здесь раз и навсегда, и надеюсь больше об этом не вспоминать, что я являюсь, может быть, единственным человеком