Шарль Морис Талейран — страница 10

  • Просмотров 7141
  • Скачиваний 456
  • Размер файла 127
    Кб

Передвигаться он мог с тех пор до конца жизни только при помощи костыля, с которым не расставался, и ходьба была для него достаточно мучительным процессом».[49] «Его детство было нелегким. Два младших брата Шарля Мориса воспитывались в семье. Может быть, Талейран и завидовал им, но никогда в жизни этого не показывал»[50]. Его мать была строга и недостаточно внимательна к нему. Невнимание со стороны родителей все же ранило душу Шарля

Мориса. Душевные переживания углублялись физическим недостатком, который выталкивал юного Перигора из накатанной жизненной колеи дворянской семьи. Все предки Талейранов были воинами. А Шарлю Морису подобрали единственно возможную для него в тех условиях – весьма доходную духовную профессию. В 1758 г. – кормилица рассталась с четырехлетним малышом, и гувернантка посадила Шарля Мориса в дилижанс (более дешевого способа

передвижения не нашли), направившийся в Бордо. Родители сына не провожали. Первое путешествие будущего дипломата продолжалось 17 дней. Дорога вела в небольшой городок Шале. Здесь в замке Талейранов - Перигоров жила прабабушка Шарля Мориса по отцовской линии. Все в ее доме казалось новым и необычным для ребенка[51]. Мальчик тут в первый раз почувствовал, что его любят, и сейчас же привязался к своей старой тетке. «Это была первая

женщина из моей семьи, которая выказала любовь ко мне, и она была также первой, которая дала мне испытать, какое счастье полюбить. Да будет ей воздана моя благодарность.… Да, я ее очень любил. Ее память и теперь мне дорога, - писал Талейран, когда ему было уже шестьдесят пять лет. – Сколько раз в моей жизни я жалел о ней. Сколько раз я с горечью чувствовал, какую ценность для человека имеет искренняя любовь к нему в его собственной

семье»[52]. Полтора года, которые он провел в Шале, оставили у него яркие воспоминания. «Шале представлял собой один из таких замков той незабвенной и дорогой эпохи. Несколько дворян древнего происхождения создавали моей бабушке своего рода двор. Они сопровождали ее к обедне в воскресенье. По возращении от обедни все собирались в замке в большой комнате, которая называлась аптекой. Мадмуазель вводила их \ больных \ по очереди. Я

остановился справа у кресла ее. Две сестры милосердия расспрашивали больного о его немощи или ране. Они называли средство, которое могло бы излечить, облегчить страдание…»[53]. «Для его образования пребывание в Шале тоже не прошло бесследно. Он научился писать и читать. В сентябре 1760 года дорожный экипаж после утомительного пути вернул мальчика в столицу, но не в родительские объятия, а прямо в колледж Г`Аркур»[54]. «Родители не