Шариков и шариковщина по повести Собачье сердце — страница 2

  • Просмотров 129
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 17
    Кб

умственного труда человек…", "этот не станет пинать ногой". И вот профессор совершает главное дело своей жизни — уникальную операцию: он пересаживает псу Шарику гипофиз человека от скончавшегося за несколько часов до операции мужчины. Человек этот — Клим Петрович Чугункин, двадцати восьми лет, судился три раза. "Профессия — игра на балалайке по трактирам. Маленького роста, плохо сложен. Печень расширена (алкоголь).

Причина смерти — удар ножом в сердце в пивной". В результате сложнейшей операции появилось безобразное, примитивное существо, целиком унаследовавшее "пролетарскую" сущность своего "предка".Жизнь профессора Преображенского и обитателей его дома с появлением человекоподобного существа становится настоящим адом. Он устраивает дикие погромы в квартире, гоняется (по своей собачьей сущности) за котами, устраивает

потоп. Все обитатели профессорской квартиры в полной растерянности, о приеме пациентов даже речи быть не может. "Человек у двери мутноватыми глазами поглядывал на профессора и курил папиросу, посыпая манишку пеплом…" Хозяин дома негодует: "Окурки на пол не бросать — в сотый раз прошу. Чтобы я больше не слышал ни одного ругательного слова. В квартире не плевать! С Зиной всякие разговоры прекратить. Она жалуется, что вы в

темноте ее подкарауливаете. Смотрите!" Шариков же говорит ему в ответ: "Что-то вы меня, папаша, больно утесняете… Что вы мне жить не даете?" "Неожиданно появившееся… лабораторное" существо требует присвоить ему "наследственную" фамилию Шариков, а имя он себе выбирает — Полиграф Полиграфович.Шариков наглеет прямо на глазах, едва сделавшись неким подобием человека. Уверенный, что в этом ему поможет домком,

который защищает "интересы трудового элемента", он требует от хозяина квартиры документ о проживании. В лице председателя домкома Швондера он тут же находит союзника. Именно он, Швондер, требует выдачи документа Шарикову, утверждая, что документ — самая важная вещь на свете: "Я не могу допустить пребывания в доме бездокументного жильца, да еще не взятого на воинский учет милицией. А вдруг война с империалистическими

хищниками?" Вскоре Шариков предъявляет хозяину квартиры "бумагу от Швондера", согласно которой ему полагается в профессорской квартире жилая площадь в 16 квадратных метров. Швондер также снабжает Шарикова "научной" литературой, дает ему на "изучение" переписку Энгельса с Каутским. Человекоподобное существо не одобряет ни того, ни другого автора: "А то пишут, пишут… Конгресс, немцы какие-то…" Вывод он