Шамбала - страна мудрецов — страница 9

  • Просмотров 1884
  • Скачиваний 224
  • Размер файла 31
    Кб

Петровна начала писать "Разоблачённую Изиду", а в 77-ом году "Изида" была уже издана в Нью-Йорке. Её первая книга, против ожидания, мало чем напоминала катехизис новой религии. "Изида" скорее представляла собой критический труд, направленных против рационализма и материализма западной цивилизации. Обращение Блаватской к традиционным эзотерическим источникам имело целью дискредитировать современные вероучения и

делало "очевидным" преимущество древних религиозных истин перед наукой. Поздние исследователи указывают на то, что работы Блаватской часто являются компиляцией сотен текстов, посвящённых древним и экзотическим религиям, демонологии, франкмасонству и спиритизму [23]. Но это вполне допустимо. Тем более, что сама Блаватская никогда не отрицала преемственности своих взглядов. В 1878-ом году основоположники Теософского

Общества решили переселиться в Индию. К этому моменту у них уже завязались заочные сношения с несколькими индусскими пандитами, и они пришли к выводу, что лучшей почвой для возрождения древневосточной духовности должна быть именно Индия. Там они начинают издавать журнал "Теософист" и разъезжают по всей стране, пропагандируя теософию. В конце 1882-го года, благодаря сырому климату Бомбея, оказавшемуся очень вредным для

здоровья Елены Петровны, она тяжело заболела. Череда болезней, последовавших одна за другой, вынудили Блаватскую на время покинуть Индию. После её отъезда случился громкий скандал. Суть дела в том, что, оставшиеся в резиденции теософов, в Адьяре, слуги затеяли ремонт. В ходе работ они обнаружили специальные приспособления, в частности - раздвижную стенку, ведущую в "оккультную" комнату, в которой Блаватская ставила

медиумические опыты. Слуги заподозрили неладное, и вскоре об их подозрениях узнали и в Индии, и в Европе. Для р.асследования обстоятельств этого дела весной 1885-го года в Индию прибыл представитель Общества психических исследований господин Ходжсон. Ему удалось заполучить несколько писем Елены Петровны, из которых следовало, что её опыты были мистификацией. Его отчёт, вскоре опубликованный, произвёл эффект разорвавшейся бомбы.

У Блаватская была истерика. - Вот! - кричала она. - Какова карма Теософского общества! Она обрушивается на меня, и я - козел отпущения! Я должна нести на себе грехи Общества, и теперь, когда меня заклеймили величайшей обманщицей, кто будет слушать меня? Как буду я продолжать дело Учителя? О, проклятые феномены, которые я делала, чтобы удовлетворить друзей и поучать окружающих! Как я вынесу такую страшную карму? Как переживу всё это?