Сенека — страница 2

  • Просмотров 316
  • Скачиваний 10
  • Размер файла 17
    Кб

времени, не отказывается от ценных подарков Нерона. В трактатах С. сухая философская доктрина оживлена картинными примерами из современной ему жизни; он вводит разнообразные сравнения; у него, по определению античной теории, «нанизывающая» речь, построенная из риторически заостренных изысканных сентенций, в к-рых С. проявляет себя великим мастером. Философия приводит С. и к вопросам «физики»; сохранился его трактат «Naturales

questiones» (Натурфилософские вопросы, в VII книгах), посвященный рассуждению по метеорологии, астрономии, геологии и др. В назидание Нерону С. пишет трактат «О гуманности», где рисует стоический идеал «справедливого царя», к-рый не руководится принципом «пусть ненавидят, лишь бы боялись», но опирается на доверие граждан. Мотивами стоической философии пронизаны и трагедии С., написанные им повидимому после удаления от двора. Под

именем С. сохранилось 10 трагедий: «Medea» (Медея), «Phaedra» (Федра), «Oedipus» (Эдип), «Agamemnon» (Агамемнон), «Thyestes» (Тиэст), «Hercules Otaeus» (Геркулес Этейский), «Hercules furens» (Неистовый Геркулес), «Troades» (Троянки), «Phoenissae» (Финикиянки) и «Octavia» (Октавия). За исключением «Октавии» все эти произведения представляют собой вольную переработку трагедий Эсхила, Софокла, Еврипида (см.) и их римских подражателей. С. обильно насыщает свои трагедии стоическими

мыслями и тезами; в них проповедуется бегство от городской культуры, идеализируется «золотой век». Ущемленность, отчаяние верхов общества в условиях деспотии Нерона выливаются здесь в призыве не дорожить жизнью («Агамемнон»). Очевидно в назидание богачам и самому Нерону С. показывает пагубное действие сильной страсти (Медея, Федра, Атрей); и вместе с тем рисует идеалы стоического мужества (Геркулес, сгорающий на горе Эте,

Поликсена в «Троянках»). В уста своих героев С. влагает пространные тирады и инвективы против тиранов, отражавшие оппозиционное настроение салонов римского большого света. Даже в самом выборе некоторых трагедий возможно видеть намеки на «скандальную хронику» императорского дома. Характерной чертой стиля С. является его пристрастие к эффектам. Он показывает и усиливает все сверхмерное, необычное, ненормальное. Медея напр. (в

одноименной трагедии) — какое-то чудовище мести, вызывающее на бой всех богов С. вплетает в свои трагедии мотивы сверхъестественного, таинственного, мистического; стремится поразить читателя детальными и наглядными картинами кошмара и ужаса, прибегая иногда для большего эффекта к градации. Пристрастие к выспреннему, необыкновенному проявляется и в области формы — его трагедии пронизаны риторическим патетизмом: