Семинарская работа по курсу «Скорбь познания» (42140) — страница 7

  • Просмотров 683
  • Скачиваний 5
  • Размер файла 50
    Кб

«Как это могло случиться? Было ли случившееся по воле Бога, а если нет, то почему Он допустил это? Является ли зло, которое мы причиняем своим близким, порождением нашей собственной воли или это навязано нам случаем?» /Grin, цит. по http://www.salon.com/books/int\1998/04/cov_si_28int.html/. Библейский рассказ о жертвоприношении Авраама (в еврейской традиции его принято называть akeda – «связывание Ицхака») «обычно рассматривается как высшее испытание веры, как

пересечение Божьей воли и беспрекословного человеческого подчинения. (Однако) В литературе о Холокосте тема akeda интерпретируется как отсутствие Божественного вмешательства в судьбу людей, которые скоро будут принесены в жертву» /Дэвис, 2005, см. www.berkovich-zametki.com/. Сам же Башевис-Зингер с полной откровенностью отвечал на эти вопросы: «Я верю в добрую волю мужчин и женщин. Я также полагаю, что есть добрая воля у животных. Я также верю в

судьбу. Бог стоит за всем. Подобно отцу, который видит, что его дети делают много глупых вещей, Он сердится на них, Он наказывает их. В то же время они – Его дети. Я думаю, что можно восхищаться Богом, Его мудростью, и в то же самое время возражать против Его нейтралитета. Большие религиозные лидеры были также по-своему протестантами. Вся человеческая жизнь – один большой Холокост. Это не только еврейская история. Мы сами не

выполняли наши обещания. Мы не действовали согласно нашему выбору, даже если мы выбирали правильный путь» /Grin, цит. по http://www.salon.com/books/int\1998/04/cov_si_28int.html / 2.3. «Я также полагаю, что есть добрая воля у животных» Исаак Зингер не писал о Катастрофе непосредственно, ведь «ни одно литературное описание не в состоянии достоверно отобразить весь ужас Холокоста» /Дэвис, 2005, см. www.berkovich-zametki.com/. Тем не менее не будет преувеличением сказать, что

тема Катастрофы является сквозной темой его творчества. В распоряжении писателя словно была многогранная призма, через которую он смотрел на мир. Он вспоминал детство и свои детские опыты с ловлей мух. Он помещал мух в спичечный коробок, подавал туда капли воды и крошки сахара для питания «пленных». Затем он подумал о том, что совершал «ужасные преступления против этих существ только потому, что я был больше, чем они, более силен,

и более ловок» /Patterson, цит. по www.powerfulbook.com\singer.html После этого мальчик Зингер стал молиться о прощении и дал «святую присягу никогда больше не мучить мух» /там же/. Размышления писателя о страдании животных имели обобщающий характер, включали всех людей, всех животных, все страны, все возможные случаи. Опыты с ловлей мух появляются в его автобиографическом романе «Шоша». Героиня романа говорит ему: «Ты стоял на балконе и поймал