Селин Луи Фердинанд

  • Просмотров 97
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 16
    Кб

Селин Луи Фердинанд Я. Фрид Селин Луи Фердинанд (Louis Ferdinand Céline, псевдоним писателя L. F. Destouches, 1895—) — современный французский писатель. Сын школьного учителя и портнихи. Работал на ленточной фабрике. Во время империалистической войны был тяжело контужен. В качестве мелкого служащего работал в Африке. Работал врачом в Америке на заводе Форда. В 1926 вернулся в Париж, где получил место врача в больнице. В 1932 вышел прославивший его

роман «Voyage au bout de la nuit» (Путешествие на край ночи). «Путешествие на край ночи» — роман автобиографический. Герой его, деклассированный мещанин Бардамю, юношей попадает в мясорубку войны 1914—1918 и спасается, симулируя безумие. Из Европы он бежит в африканские колонии Франции, затем попадает в Америку и, измученный механической жестокостью ее цивилизации, возвращается домой, во Францию. Но и здесь «спокойствие» обретает он только в

лечебнице для душевнобольных, вне страшного, безумного мира здоровых людей. В своем романе Селин с исключительной силой отобразил исполинскую пошлость, чудовищность, хаотичность современного буржуазного общества. Капиталистический мир, по Селину, одержим безумием. «Логика безумия» — оружие С.-сатирика. Но в то же время «логика безумия» — и убежище С.-мещанина, уклоняющегося от последних, самых важных выводов. Благодаря этой

логике оправдан нигилизм С., его позиция пессимиста-созерцателя. Сатира С. поэтому нередко оказывается человеконенавистнической, абстрактной, в конечном счете искажающей тенденции развития действительности. Противоречия действительности, классовая борьба объявляются С. развивающимися незакономерно. В книге С. дано типичное для деклассированного мелкого буржуа обессмысливание действительности. Выхода нет, хаос до конца

остается хаосом. Исповедь Бардамю, который ненавидит «хозяев», мечтает о бунте, но сам не верит в возможность нерабского существования, эта исповедь — полное «философического» юродства саморазоблачение современного мелкобуржуазного Калибана. Значение образа Бардамю в том, что он играет роль Мефистофеля по отношению к наивным «оптимистам», которые с доверием слушают призывы реконструировать мирным путем «преступный