Счастье и несчастье в оценке Андрея Болконского

  • Просмотров 131
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 17
    Кб

СЧАСТЬЕ И НЕСЧАСТЬЕ В ОЦЕНКЕ АНДРЕЯ БОЛКОНСКОГО Образ Андрея Болконского в романе — один из самых слож­ных, возможно, даже самый сложный. В продолжение всего повест­вования он что-то ищет, страдает, пытается понять смысл бытия и найти свое место в нем. Понятия счастья и несчастья изменяются у Андрея, даже меняются местами. Попробуем же выяснить, как оце­нивает счастье и несчастье князь Андрей Болконский в разные

пе­риоды своей жизни. С первых страниц появления князя Андрея Болконского видно, что это высокомерный человек, уверенный в своем превосходстве над другими, знающий, что в этой жизни у него высокое назначе­ние. Это можно заметить в первом разговоре Болконского с Пьером. Андрей говорит с ним покровительственно, по-отцовски, но в то же время несколько свысока. Неудивительно и то, что Толстой акцен­тирует внимание читателей на

титуле “князь”. “Князь” означает “принц”, совершенный. Что же для такого человека представляет­ся счастьем? — Слава. Война 1805 года. Андрей жаждет стать геро­ем. В его мечтах ему видится армия в опасности, а он один ее спа­сает. Прямо как в античности. И вот он, тот долгожданный миг. Болконский в Аустерлицком сражении бежит впереди со знаменем в руках, но падает. И как странно: он думает не о своем великом подвиге (он даже о

нем забыл), он видит высокое, бесконечное небо с бегущими по нему облаками, высокое, далекое и вечное, и забы­вает про все, что ему казалось до этого счастьем. Его недавний кумир Наполеон восхищается его прекрасной смертью, но Болкон­скому он кажется маленьким и ничтожным. Впервые он вспомина­ет об отце, жене, сестре и будущем ребенке, которыми раньше готов был пожертвовать ради героического подвига во имя спасения Рос­сии

(схожая черта с Раскольниковым: пожертвовать немногими, зато спасти многих). На этом жизнь ради славы, ради похвалы дру­гих, для других у князя Андрея заканчивается. Князь Андрей понимает, что счастье в семье, в нем самом. Он начинает заниматься исключительно своими делами. Правда, это счастье оказывается нелегким для Андрея, слишком земное, про­стое, абсолютно не сочетающееся с его гордым небом (небо вообще имеет огромное