Сальвадор Дали в театре "ДИКЛОН"

  • Просмотров 1201
  • Скачиваний 207
  • Размер файла 22
    Кб

Андрей Инаас Сальвадор Дали в театре «ДИКЛОН» Художественный руководитель – Ю. Кретов. К спектаклю «Оранжевый сон Сальвадора Дали» добавились две премьеры: «В этом сезоне носят» и «Синий сон Сальвадора Дали». Реферат – впечатление «…он пришел на первый спектакль и сказал: - Я ожидал всякое, но только не то, что увидел. - А это хуже, лучше? - Нет. Скорей, это меня сильно удивило…» Из интервью с Ю. Кретовым Оставив дела важные и не

очень, поставил в угол горные лыжи, потёр «теннисный» локоть, выключил TV c очередной арабо-американской войной (так и не решив, за кого «болеть»), сел в машину и, разрывая круги своей обычной суеты, по родным дорогам - а кто их не ругал? - на Театральную площадь. Cправа от «Мариинки», сразу за Крюковым каналом, на третьем этаже ДК со сталинскими колоннами нахожу мрачноватое помещение с плохо сложенными и неоштукатуренными кирпичными

стенами. Помещение наполняется струящимся из-за кулис дымом и прибывающие зрители, рассаживаясь, бесплотными тенями растворяются в сползающем со сцены и устремляющемся сизыми струйками к дверям зала дыму. Впереди между кресел пробирается стройная маленькая девушка с разбросанными по плечам пушистыми каштановыми волосами в сопровождении предупредительного, внимательного молодого атлета, который располагается прямо передо

мной и закрывает сцену своими широкими плечами. Воспользовавшись наступившей кромешной темнотой, осторожно перебираюсь на соседнее, пустое место - за ворох каштановых волос, утонувший в невысоком кресле. В неверном голубоватом сиянии медленно отступающей темноты неясные фосфоресцирующие миражи сновидений начинают окружать Мастера (Сальвадор Дали - Виталий Казимирчик). Возникающий зыбкий мир снов привлекает мое внимание. Он

знаком, почти реален, полон таинственно – интригующего, немного фантастического и временами непонятного, а потому настораживающего смысла. Волнообразные, завораживающие движения нечетких теней-образов, теней-ассоциаций неожиданно приобретают узнаваемые черты: то ночных кошмаров с ужасом предопределенности в приближающейся «Женщине–судьбе» (Ирина Березнева), то многообещающих, надрывных утех в манящей, вульгарно - яркой