Сальников Владимир Валерьевич — страница 6

  • Просмотров 480
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 24
    Кб

что еще плыть и плыть! И в конце концов "убиваешь" сам себя. Но мне важно оторваться от преследователей как можно дальше. Сколько метров этой гонки выдержит Мэтт, я не знаю. Дай-то бог, чтобы он "отвалил" побыстрее! 700 метров. Выигрываю совсем чуть-чуть. Неужто переоценил себя? Мне тяжело. Знаю, Цетлински тяжелее во сто крат. Он ломается и начинает медленно отставать. После 900 метров продолжаю наращивать скорость и вижу, как

сдает американец. Корпус преимущества - это лишь начало. Потерял из виду Пфайфера. Не слышу Дасслера. Он где-то позади, но у него свой план. Начинаю чувствовать усталость. Теперь - повышенное внимание технике. Наступает момент, когда необходимо большее расслабление: или в самом гребке, или в проносе рук. Штефан Пфайфер "подбирает" Цетлински. Погоня за мной не прошла для Мэтта бесследно, этого и следовало ожидать. 1000 метров.

Нервы правой руки будто обнажены. Чувствую каждую клеточку. Это первый звонок к тому, что скоро обрушится страшная усталость. Надо поспешить. Отрыв в два корпуса от Пфайфера -конечно, неплохо, но хватит ли его? Если на финише Штефан или Уве Дасслер окажутся в непосредственной близости, то мои шансы будут равны нулю. У этих ребят на порядок выше скоростной запас, и они, конечно, им воспользуются не задумываясь. Главное - не дать им

этого шанса. 1300 метров. Началось. К ногам и рукам привязали по гире. Это уже не плавание - это вспахивание целины. Скоро наступит критическая точка. Только бы не подвело тело. Начинаю терять на поворотах. Усталость обрушилась, как южная ночь, - мгновенно становится темно. Твержу себе: техника, техника, техника. Изменяю траекторию проноса рук и их движение в воде. Акцентирую нагрузку то на одну группу мышц, то на другую. Помогает. Вес

гирь уменьшается. Жаль, что не надолго. Ничего не слышу и не вижу вокруг - ни трибун, ни преследователей. Хотя и помню, что Пфайфер где-то рядом. Интересно, где Дасслер? Мозг плавает в тугой, звенящей тишине. Но я пока еще соображаю. Итак, придется сделать два, а то и три финиша. Первый начинаю после поворота на 1300 метров. Как и на Играх-80 в Москве представил себе, что сегодня дистанция 1400 метров, а значит - пора! Где-то на середине

предпоследней 50-метровой прямой понял, что умираю. Наступило даже не равнодушие, а отупение. Мышц у меня не было. Никаких. Руки и ноги работали сами по себе. Но если сию секунду они хоть как-то действовали, то в следующую могли и прекратить работу. Что делать? Ничего другого не придумал, как впился зубами и нижнюю губу. Боли не ощутил. Но чуть-чуть полегчало. Последние 50 метров. Я не видел, но каким-то шестым чувством ощутил, как