Саади

  • Просмотров 200
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 17
    Кб

Са’ди Е. Бертельс Са’ди Мушаррафаддин ибн-Муслихаддин Абдаллах (1184 — дата смерти точно неизвестна, обычно указывают 1291) — один из крупнейших писателей Ирана. Р. в Ширазе, получил образование в известном медрессе Низамийэ в Багдаде, где учился за счет правителя провинции Фарс — Са’да ибн-Зенги, от имени которрго и образовано его прозвание (техаллус) — Са’ди. Биография его мало известна. Обычно жизнь его делят на три периода: 1)

годы учения (до 1226), проведенные почти сплошь в Багдаде; 2) годы странствий (до 1256), во время которых он объездил почти весь тогдашний мусульманский мир от Индии до Сев. Африки; 3) заключительный период — возвращение в Шираз, где он и оставался до самой смерти. Еще в Багдаде С. познакомился с учениями суфизма, и странствия свои совершил в одежде дервиша. Однако, несмотря на это, он не примкнул к крайним течениям мистики, которой более

или менее ярко окрашена только его поэма «Бустан» (Плодовый сад), законченная в 1257. Произведение, которому он гл. обр. обязан своей славой, «Гулистан» (Цветник), написанное в 1258, мистики содержит мало. Это — ряд мелких рассказиков, написанных блестящим, но не очень вычурным для того времени языком и украшенных прекрасными стихами. Объединены они по содержанию Саади со старинной миниатюры в 8 глав и затрагивают почти все важнейшие

стороны тогдашней жизни. В этих рассказах С. ставит себе задачей дать читателю руководство по практической морали, помочь ему в трудное время, когда изнывавший под гнетом феодализма Иран подверглся вторжению монголов. Советы С. зачастую поражают нас своей аморальностью. Он рекомендует лесть перед сильными мира, раболепство, но в то же время месть за перенесенные обиды. Эти советы отражали настроения задавленной и темной, не

подымавшейся до открытого протеста городской бедноты той эпохи. С. не обольщает себя иллюзиями; в «праведном» отшельнике он умеет разглядеть человека, ищущего вполне «мирских» благ, и в деятельности богатого купца видит погоню за накопленным богатством, ставшую самоцелью Однако суровые выводы С. затуманены мягким юмором. Эти свойства «Гулистана» сделали его учебником житейской мудрости «маленького человека» и обеспечили