Русский народ как идеал Л. Толстого (по "Исповеди", художественным произведениям и публицистике) — страница 7

  • Просмотров 1412
  • Скачиваний 107
  • Размер файла 112
    Кб

человеку. Решает участь сражения неуловимая сила, называемая духом войска". Убеждённый в силе русской армии, он хочет сделать это убеждение достоянием всех; "И с такими молодцами все отступать и отступать!" Своим обликом он вселяет в людей уверенность в том, что "всё будет так, как должно быть". В образе Кутузова Толстой воплощает свои представления о том, каким дол­жен быть человек, поставленный Провидением во главе

масс. Кутузов не стремится стать над народом, а ощущает себя участником народной жизни. Он не руководит движе­нием масс, а только стремится не мешать совершению под­линно исторического события. Он постигает народную жизнь особым способом и только поэтому оказывается в со­стоянии выразить ее. В этом, по Толстому, и заключается подлинное величие личности. Тихон Щербатый и Платон Каратаев Наиболее ярко народный дух в романе

воплощен в таких персонажах, как Тихон Щербатый и Платон Каратаев. Их характеры контрастно противоположны, но, по Толстому, оба они — отражение разных сторон сложно­го и противоречивого народного характера. Тихон Щербатый — безусловно полезный в партизанской войне. В его образе воплощены находчивость и удаль русского крестьянина. С топором в руках идет он на врага не потому, что его кто-то понуждает, а под воздействием

естественного патриотического чувства и ненависти к непрошеным гостям. Эти чувства настолько сильны, что Тихон становится подчас жестоким. Французы для него враги и только враги. Толстой с одной стороны приветствует действия крестьян по отпору завоевателям, но с другой стороны чувствуется, что образ Тихона малосимпатичен писателю из-за его жестокости. Вместе с тем, в романе появляется образ, который в последующих

произведениях вырастет не только в идеал, но и в целое философское направление. Это Платон Каратаев. Он противоположен Тихону. Если тот беспощаден к врагу, то Платон любит всех людей, в том числе и французов. Если Тихон лукав и отвага его сочетается с жестокостью, то Каратаев во всем хочет видеть «торжественное благооб­разие». И внешний облик Каратаева (все у него было «круг­лое»), и голос его, и манера говорить, — все резко

отличает его от Щербатого. Каратаев кажется «олицетворением духа простоты и правды». Найденный Толстым идеал и смысл жизни ему уже известен: живет по-божьи, трудится, смиряется, терпит, со всеми милостив. При встрече с ним Пьера сразу притягивает простая и ласковая речь Платона: "Не тужи, дружок: час терпеть, а век жить!". Простые истины, поговорки, "приобретшие значение глубокой мудрости", в изобилии произносимые