Русские камнерезы фирмы Картье — страница 6

  • Просмотров 436
  • Скачиваний 5
  • Размер файла 33
    Кб

жада, пепельницу и нож для бумаги из нефрита (есть пометка о пяти приложенных рисунках). В следующем письме от 10 февраля французы просят для уточнения обозначений прислать в Париж по образцу аметистов «густой», «средней» и «светлой» воды. Не имея, очевидно, ответа, 9 марта заказы повторяют с указанием спешности их выполнения. Наконец, 21 апреля датировано последнее письмо, в котором заказ повторен еще раз, к нему добавлена просьба

выслать два или три аметиста для броши. В этом же письме содержится ссылка на представителя фирмы Лагутяева на выставке в Петербурге, который уверил Пьера Картье в возможности исполнения заказов для Парижа. В дальнейшем адресованных Лагутяеву писем в копийной тетради не встречается. Нет сведений и о получении каких-либо предметов от этого предприятия и в инвентарных книгах. Таким образом, можно достаточно обоснованно

заключить, что предприятие екатеринбургского купца Ивана Лагутяева так и не стало поставщиком Дома Картье. Овчинниковы. В инвентарных книгах Картье, как правило, указывалась только фамилия поставщика или название фирмы, что существенно затрудняет определение в случае однофамильцев. Именно такая ситуация сложилась с трактовкой поставщика «Овчинников». Ганс Надельхоффер предполагает, что речь идет о фирме Павла Овчинникова,

основанной в Москве в 1853 г. и специализировавшейся на производстве предметов с эмалями в русском стиле [см.: Nadelhoffer, p. 92]. В комментариях к переводу В. В. Скурлов высказывает предположение о том, что речь должна идти об екатеринбургском предприятии Прокофия Овчинникова [Фаберже и др., с. 607]. Геза фон Габсбург возвращается к версии Надельхоффера [см.: Faberge — Cartier, р. 78]. В списках поставок под фамилией «Овчинников» за 1904—1905 гг. можно

выделить партии предметов, уральское происхождение которых представляется сомнительным. Речь идет о достаточно однородном ассортименте, в котором ручки для зонтов, ножи для бумаги, кнопки электрических звонков. Большая часть этих предметов описана как крупная деталь из камня в серебряной (иногда с золотом) оправе, покрытой эмалью и в некоторых случаях дополненная мелкими драгоценными камнями — сапфирами, рубинами,

хризолитами. В палитре эмалей более десяти оттенков, что заставляет нас усомниться в екатеринбургском происхождении этих предметов. Три предмета из этих поставок включают в себя анималистические мотивы, на основании чего часть из них была записана в книгу «Животные». Подробно описаны звонки в виде нефритового слоника под колпаком из горного хрусталя и в форме головы совы из жада с красными эмалевыми глазками, мышка из серой