Русская равнина — страница 7

  • Просмотров 2547
  • Скачиваний 202
  • Размер файла 42
    Кб

предшествовавшего ему предпоследнего. Вытаявшие изо льдов валуны перемыты и переотложены талыми водами «по камешку» и чаще всего встречаются лишь как примесь в глинах и песках. Весь этот рельеф плоских межуречий с плащами песков, покровных суглинков и глин выразительно называют вторично-моренным. Там, где у южной кромки ледника были отложены валы конечных морен, скопилось больше валунов. Эта приподнятая полоса называется

Белорусско-Московской грядой. В ней различаются отдельные возвышенности: Белорусская, Смоленская, Московская, Клинско-Дмитровская, Борисоглебская, Даниловская. У вторично-моренной равнины монотонны только междуречья, а к долинам примыкает рельеф с такими перепадами высот, что местами кажется даже горным. Реки уже успели углубиться в однообразные поверхности, расчленили их на увалы, в несколько этапов расширили свои долины,

образовав террасированные плоскости, а местами подрыли кручи высотой в десятки метров. Таковы долины верхних течений Немана, Днепра, Волги и Москвы-реки. В лесах всё больше лиственных деревьев, да и в облике меньше северной суровости. Но самих лесов осталось так немного, что местность легче принять за лесостепную. Вся природа здесь словно спокойнее, беднее контрастами… Тем не менее, даже тут, в уцелевших лесах, под охраной

охотничьих правил размножились лоси и кабаны, иногда в избыточном количестве. У вторично-моренного ландшафта своя эволюция. Озёра заливаются, зарастают, превращаются в коварные трясины. Наряду с низинными болотами обширны и верховые – на плохо дренированных водораздельных плато. Болота – особый тип ландшафта, здесь свои цветы, краски и запахи, свои богатства, прежде всего торфяные. Водо-охранный режим верхней Волги помог

сохраниться лесам упомянутой низины. Её южный «залив» - Дубнинская и Яхромская низменности – заслужил имя Московского полесья. Тут и песчаные равнины с сосновыми вересковыми борами, и глухие ольшаники, и непролазные топи с мощными торфяниками, и бескрайние разливы, превращающие поверхность в единое озеро. И всё это рядом с Москвой. На междуречьях есть свои неровности – увалы, гряды. Клинско-Дмитровская гряда – это, как и

Валдай, очередная пластовая ступень, но останец более молодого, мезозойского, чехла платформы. Здесь уцелел от размыва верхний плащ песков и глин, отложенных в меловое время морем. Но долины во многих местах дорылись и до тёмных глин, отложенных более древним морем – юрского времени, и до белых, тоже морских известняков каменноугольного возраста. Этот «белый камень» и принёс Москве славу белокаменного города. Нижележащий девон