Рукавишниковский приют — страница 3

  • Просмотров 196
  • Скачиваний 4
  • Размер файла 21
    Кб

почти вдвое. Сам он в некоторые годы тратил на приют более 7 тысяч рублей (при общей расходной части бюджета 25-30 тысяч рублей). Но главное - атмосфера человечности, доброжелательности, созданная Рукавишниковым. В первом своем ежегодном отчете он писал, что «приют имеет целью исправлять малолетних преступников, (...) приучать их сознавать полезным честный труд, сделать хорошими гражданами, для чего со стороны приютского управления

требуется не строгость или наказание, а мера исправления воспитанников мягким с ними обращением, сострадание к ним и поощрение их на доброе дело». Николай Васильевич поднял вопрос о необходимости длительного пребывания детей в приюте, чтобы слово «исправительный» не втуне значилось в его названии, и о недопущении туда «взрослых, заматеревших уже преступников». Все это находило живой отклик в душах подопечных Рукавишникова -

их исправление было почти стопроцентным. Здесь немалую роль играло огромное личное обаяние Николая Васильевича. По отзыву современника, «он представлял собой редкое сочетание красоты душевной и телесной: природа вполне одаряет иногда своих избранников. Сердечная теплота высказывалась в светлом взгляде его добрых синих глаз, в улыбке, (...) в крепком пожатии (...) теплой руки». И еще - всепоглощающая любовь к детям, ответственность

за судьбу которых на него ложилась. Николай Васильевич с утра до вечера находился в приюте, лично вникал во все дела воспитанников. Их радость была его радостью, их горе - его горем. Ему подчинялись не столько как «начальнику», сколько боясь огорчить его как человека. Между тем успешная работа приюта получала все более широкое признание в стране. Аналогичные исправительные заведения для несовершеннолетних начали возникать и в

других районах России. В 1873 году по ходатайству общественности с «высочайшего соизволения» императора Александра II приюту было присвоено наименование «Рукавишниковский». Вскоре о нем узнали и за рубежом. Знаменитый английский проповедник, декан Вестминстерского аббатства А. Стенлей, находясь в Москве проездом из Китая, несколько раз побывал в заведении Рукавишникова и, приехав домой, на первой же встрече со своими

прихожанами сказал: «Я могу умереть спокойно, я видел святого». Безвременная кончина Николая Васильевича (совершая прогулку с воспитанниками на Воробьевы горы, он сильно простудился и через месяц умер) потрясла не только его родных, но и детей приюта, безутешно рыдавших на его похоронах. Погребен Н. В. Рукавишников на кладбище Новодевичьего монастыря. После этого осиротевший приют начал стремительно приходить в упадок. Чтобы не