Российское общество: терапия или хирургия? — страница 2

  • Просмотров 210
  • Скачиваний 13
  • Размер файла 29
    Кб

производство было мизерным даже в масштабах России, не говоря уже о мировых. Даже В.И.Ленин признавал, что в промышленности Россия отстала от европейских стран минимум на 100 лет. Впрочем, не суть. Вернемся к городским жителям. Всего 2,3% от населения России 1913 года – это служащие. То есть врачи, учителя, чиновники, офицеры – то, что сейчас называется словом “бюджетник”. Все остальные городские жители – это рабочие, тот самый

пролетариат, на которые большевики возлагали такие надежды. Впрочем, не следует забывать, что в эту же группу включены статистикой батраки, железнодорожные рабочие, продавцы, официанты, домработницы и прочая. То есть, по большому счету, тоже низы. И около 16% населения России – это высший класс. Купцы, помещики, буржуазия, аристократия. А теперь рассмотрим картину общественной жизни в 1913 году. 16% высшего класса – это референтная

группа. То, куда интуитивно стремились все остальные 84%. То, чему завидовали, то, о чем говорили, то, что представляло собой лицо страны. Заметим, что практически вся русская литература – преимущественно об этом классе. И именно высший класс вместе с несчастными 2,3% служащих являлся потребителем 100% русской культуры – книг, спектаклей, балета. Был ли шанс попасть из “низов” в “верхи”? Был. Мизерный, но был. Вся система российского

общества всегда говорила человеку: где родился, там и пригодился. Человек, занимающий определенную социальную ступеньку, мог продвигаться вверх только внутри своей касты – от купца 3 гильдии к купцы 2 гильдии, от чернорабочего к рабочему высокой квалификации, от середнячка – к кулаку. Для простого крестьянина стать офицером было почти нереально, для крестьянина путь в чиновники был практически закрыт, для кадета неприемлемым

было пойти в купцы. Почти – но возможности тем не менее были. Причем эти возможности реализовывались не через деньги и не через связи, а преимущественно через ум, способности и удачу. Подобная кастовая структура порождала удивительную стабильность в обществе. Каждый человек стремился заниматься своим делом и совершенствоваться в своей области. Жесткое расслоение общества грамотно подкреплялось и идеологией всех уровней

власти – от государственной (“царь-батюшка”) до духовной (“всякая власть от бога”). Внутренние силовые структуры были направлены в первую очередь на поддержание именно этой стабильности – не зря же социальные революционеры в царской России воспринимались хуже, чем простой уголовный люд. Даже каста подонков – криминала и бездомных – четко знала свое место и не высовывалась из своих подвалов и малин. Совершенно невероятным