Российская дипломатия и НАТО — страница 8

  • Просмотров 420
  • Скачиваний 5
  • Размер файла 54
    Кб

Союза и окончание «холодной войны» (возникла относительная однополярность мира); изменение характера основных угроз международной безопасности; увеличение числа локально-региональных конфликтов; расширение НАТО на Восток; увеличение числа стран, заинтересованных в создании собственных сил «сдерживания» Соединенных Штатов. В свою очередь перед Россией после всех геополитических перемен в мире, потерявшей вес в

международных делах, встала задача - определить свое место на мировой арене, обозначить приоритеты во взаимоотношениях с НАТО. Основное влияние на характер внешнеполитической деятельности в рассматриваемый период оказывали новые взгляды президента Б. Ельцина, а также тогдашнего министра иностранных дел А.В. Козырева и связанной с ними политической и научной элиты. Необходимо подчеркнуть, что в 1992-1996 г.г. американское

направление внешней политики стало преобладающим. Отказавшись от прежних идеологических установок, которые российское руководство объявило почти единственной причиной конфронтации в холодной войне, горя желанием в сжатые сроки построить в России «демократическое государство с процветающей рыночной экономикой», новые власти рассматривали Запад, и прежде всего США, как главного политического и идеологического союзника,

основной источник экономической помощи, необходимой для проведения внутренних реформ, а также как образец для подражания. Президент и министр иностранных дел неоднократно подчеркивали, что Россия и США имеют общие интересы и поддерживают крепкие партнерские отношения. При этом руководство страны не учитывало в полной мере ни национальные интересы России, ни действительную расстановку сил на мировой арене, ни подлинные

устремления руководителей США. Многие из тех на Западе, в том числе и в элите, кто относился с определенным доверием к горбачевской России, явно или подспудно не приняли Россию ельцинскую. Совет североатлантического сотрудничества (ССАС) был наиболее благоприятной площадкой для российской дипломатии, поскольку решения в нем, как и в Североатлантическом совете, принимались на многосторонней основе, а не путем двусторонних,

зачастую сепаратных договоренностей между НАТО как единым целым и отдельными странами. Это давало России потенциальную возможность напрямую участвовать в диалоге по вопросам безопасности с представителями национальных правительств всех стран-участниц, тем самым упреждая и блокируя формирование за ее спиной антироссийских коалиций. С другой стороны, подобный формат входил в противоречие с представлениями Москвы о своем