Россия и Польша при Александре II — страница 6

  • Просмотров 3005
  • Скачиваний 328
  • Размер файла 20
    Кб

всеми войсками, расположенными в Царстве. Число шаек постоянно росло, распространяясь по всему Привисинскому краю, проникая в Белоруссию и Литву с одной стороны, с другой – на Волынь и до самой Подолии. Несколько членов Государственного Совета Царства подали в отставку. В числе этих последних находился архиепископ варшавской Фелинский. Уступая убеждениям великого князя Константина Николаевича, он хотя и взял назад прошение

об отставке, но настоял на представлении государю письма, в котором заявлял, что дарованные Царству учреждения недостаточны для благоденствия края; что Польша не удовлетвориться административной автономией; что ей нужна полная политическая и национальная независимость, предоставление которой одно только может, при сохранении соединения Царства с Империей в лице императора, остановить кровопролитие и привести к прочному

умиротворению края. В сознании государственной опасности, ввиду посягательства на драгоценнейшее достояние России, ее независимость и целость, все сословия, звания и состояния русского народа тесно сплотились вокруг престола, изъявляя державному вождю русской земли полное доверие и беспредельную любовь и преданность. Первое выразило эти чувства перед государем во всеподданнейшем адресе петербургское дворянство.

Первопрестольная столица не отстала от Петербурга в патриотическом одушевлении. Московское дворянство, дума, незадолго до того преобразованная по образцу петербургской, с допущением в состав ее гласных от всех сословий, университет, старообрядцы Рогожского кладбища и беспоповцы Преображенского богаделенного дома, наконец, водворенные в Москве временно – обязанные крестьяне из разных губерний, - все спешили наперерыв

повергнуть к подножию престола выражение благоговейной любви к царю, преданности, доверия, готовности жертвовать всем для защиты отечества. Крестьяне выражали готовность поголовно идти в огонь и в воду за Русь и за царя-Освободителя, даровавшего им новую жизнь. Раскольники восклицали: «Мы храним свой обряд, но мы твои верные подданные. Мы всегда повиновались властям предержащим, но тебе, царь-Освободитель, мы преданы сердцем

нашим. В новизнах твоего царствования нам старина наша слышится. Примеру Петербурга и Москвы последовали все прочие города и области обширного царства русского. Со всех концов России поступали всеподданнейшие адреса от всех сословий, обществ, учреждении, большая часть через нарочных депутатов, спешивших в столицу ко дню рождения императора. В этот день обнародовано законоположение, свидетельствующее о человеколюбии