Ропшин В.

  • Просмотров 145
  • Скачиваний 10
  • Размер файла 15
    Кб

Ропшин В. Ропшин В. (псевдоним Савинкова Бориса Викторовича, 1879—1925) — писатель. Эсер, организатор ряда террористических покушений, участник и руководитель ряда восстаний против советской власти в период гражданской войны. В 1924 при переходе через советскую границу был арестован. В 1925 покончил жизнь самоубийством. Как писатель Ропшин выступил в первые годы столыпинской реакции с романами из жизни террористов — «Конь бледный»

(СПБ, 1909, изд. 3, 1914), «То, чего не было» («Заветы», 1912, отдельное издание, Москва, 1914, изд. 3, 1918). Оба произведения отражают упадочнические и ренегатские настроения буржуазной интеллигенции. Разоблачение «тайн» подпольно-террористической деятельности, настроения скепсиса и неверия в дело революции, переоценка былых революционных идеалов сообщили романам Р. характер сенсации и вызвали многочисленные отклики протестующее письмо в

редакцию журн. «Заветы» за подписью ряда видных эсеров по поводу «То, чего не было»). Написанный в субъективно-импрессионистической манере, роман «Конь бледный» в лице террориста Жоржа Ропшин дает образ одинокой, утратившей всякие социальные связи, деградирующей, упадочной личности. Поиски оправдания права на убийство, права «на кровь», столкновение индивидуалистически-ницшеанского своеволия с мистически окрашенными

евангельскими идеалами образуют содержание обоих дореволюционных романов. В «То, чего не было» Р. отходит от декадентского импрессионизма «Коня бледного», попадая под влияние Л. Толстого. Р. усваивает наиболее реакционные стороны толстовского творчества, его пассивистско-фаталистическое мировоззрение, доказывая бессмысленность какой бы то ни было осознанной революционной деятельности. Позднейшее произведение Р. «Конь

вороной» (1924) изображает борющиеся против советской власти банды «зеленых». В форме дневника террориста Р. рисует предельную физическую и моральную депрессию, доходящую до цинизма внутреннюю опустошенность контрреволюции, одержимой неугасаемой бешеной ненавистью к пролетариату. Р. не осуждает своих героев, а пытается занять нейтральные позиции, оправдывая кровавую борьбу против России всепримиряющим националистским