Роль Сталинградской битвы в ВОВ патриотизм народа, полководческое искусство — страница 9

  • Просмотров 4584
  • Скачиваний 280
  • Размер файла 139
    Кб

Сталин карту-план утвердил своей подписью. Надо ли говорить, как важно было сохранить наш план в тайне? В дальнейшем, когда в работе над ним приняли участие другие военачальники – начальники родов войск Красной Армии, командующие фронтами и армиями, - разговор о плане вели только с глазу на глаз, при личных встречах. Ни в письменных распоряжениях, ни в разговорах по телефону и шифровках по радио не было ни чего, что могло бы

натолкнуть гитлеровскую разведку на следы будущей операции.         -12- Глава 3: Своё держать в тайне, чужое знать.   Операция “Уран” – такое название получило контрнаступление – должна была начаться 9 ноября на Юго-Западном фронте и 10-ого – на Сталинградском. Разница в сроках объяснялась тем, что до Калача – место встречи ударных соединений обоих фронтов – с севера надо было пройти 120-140 километров, а с юга – 100. Всего 3-4

дня отводилось для этих ударов. Однако сроки начала “Урана” были перенесены на 19 и 20 ноября. Из-за недостатка автомобилей вовремя не были подвезены боеприпасы, горючие, зимнее обмундирование. Не в полной мере была готова и авиация. А на нее возлагались большие задачи: подавить авиацию врага, прикрыть наши войска от ударов с воздуха, пробивать бомбежками дорогу наступающим частям, преследовать отходящего противника. Каждый день

отсрочки таил в себе опасность того, что враг узнает нашу тайну. И тайна охранялась всеми способами. Новые войска сосредотачивались не там, где им предстояло нанести удар, а в 50 –60 километрах от нужного места. Все передвижения производились только ночью, с погашенными фарами. На день и люди и машины замирали, застаивались по оврагам, в редких лесках, селениях. Дело осложнялось тем, что на Юго-Западном фронте резервам приходилось

переправляться через Дон, а на Сталинградском – через Волгу. И если по берегу Дона были леса, которые на светлое время укрывали танки, орудия, пехоту, то берега Волги были совершенно открыты. Гитлеровские летчики бомбили мосты, паромы, однако и на Волге скопление наших войск не заметили. В это время через реку эвакуировались со своим имуществом жители Сталинграда. Они-то и помогли в этом месте маскировке войск. За долго до

контрнаступления прекратилась почтовая связь между солдатами ближних фронтов и их семьями – по перемещению полевой почты враг тоже мог догадаться о перемещении войск. Все скрыть от врага, а самим все знать о враге – в этом был залог успеха. Главный маршал артиллерии Николай Николаевич Воронов, которого Ставка тоже послала в район контрнаступления, вспоминал: (см. прил №12). В самый канун контрнаступления разведчики 5-й танковой