Роль Саскии в жизни Рембрандта

  • Просмотров 1573
  • Скачиваний 393
  • Размер файла 631
    Кб

Есть художники, которые, уходя в глубь веков, не теряют живой связи с сегодняшним днем человечества — они продолжают волновать нас с прежней силой, как будто остаются нашими современниками. К ним принадлежит и Рембрандт. Но каждая новая эпоха любит, ценит и понимает Рембрандта по-своему - в меру того передового и прогрессивного. что заложено в ней самой, приближаясь к истине или удаляясь от нее. Историческая перспектива не

всегда при этом прямо способствует установлению истины. Мы часто судим о прошлом с наших современных позиций, исходя из собственного социального, идейно-политического и художественного опыта. И Рембрандт превращается у нас то в бунтаря-одиночку, то в непонятого гения, то в неуемного фантаста. А его искусство считается то наивысшим выражением барочных начал на голландской почве, то проявлением романтизма, реализма или

натурализма. Даже личная жизнь Рембрандта, его биография, претерпевает за века подобные метаморфозы. И дело не только в том, что со временем становятся известны новые факты его жизни. Гораздо большую poль, играют наши симпатии и антипатии. Нам то больше импонирует его первая законная супруга патрицианка Саския ван Эйленбурх, то его вторая подруга жизни Хендрикье Стоффельс, дочь простолюдина. В этом маленьком повествовании речь о

Саскии, лицо которой великий художник запечатлел на многих знаменитых полотнах. Вот как представляет ее Гледис Шмидтт (далее по тексту - Г. Ш.), писательница - автор романа “Рембрандт”, исследовательница тех далеких времен: “ … Кузина — звали ее, оказывается, Саскией, — была отнюдь не похожа на обычную провинциальную красавицу. В ней не было никакой тяжеловесности, которую заранее приписала ей Лисбет, — вероятно, потому, что

Фрисландия славится своими сырами и маслом. Фигура у ней была хоть и округлая, но изящная и стройная: грудь и бедра скорее женственные, чем полные; талия в рюмочку, перехваченная кушаком из позолоченной кожи. Это соблазнительное тело завершалось маленькой головкой, круглой, как у херувима, и обрамленной короткими, но густыми кудрями цвета меда; рот, широко раскрытые темные глаза и маленький тупой носик, тоже как у херувимов,