Роль государства в российской экономике — страница 3

  • Просмотров 513
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 67
    Кб

ассоциировалась с политической формой правления, адекватной либеральной идее. Свободы индивида реализовалась посредством «правового государства». Отныне отношения между гражданами и государством складывались на основе единой для обеих сторон правовой системы, которая ограничивала законом, как поведение граждан, так и власть государства над личностью. Положенный в основу исполнительной системы принцип «разделения

властей» Шарля Луи Монтескье позволял гражданам защищать себя в независимых судах. В итоге государство перестало казаться воплощением метафизической силы, стоящей над людьми. Хотя функция легитимного насилия была его важной характеристикой, государство все больше и больше воспринималось как рациональный конструкт человеческого разума, а не противостоящая ему иррациональная сила. Самую мощную идейную поддержку

либеральные идеи получили в лице идеологов свободного саморегулирующегося рынка. Идея общественного прогресса постепенно стала ассоциироваться с количественным ростом материальных благ, который обеспечивала активно формировавшаяся капиталистическая экономика. При этом рыночная экономика понималась как эволюционирующая естественным образом подсистема общества, которая наиболее эффективно развивается при отсутствии

внешних воздействий. Как писал Джон Мейнард Кейнс: «Философская доктрина, логически отрицающая право правительства на какое-либо вмешательство, равно как и вера в то, что ни в каком вмешательстве нет необходимости, были дополнены научными доказательствами нецелесообразности такого вмешательства»0. В конечном счете экономический либерализм свелся к трем догмам - свободного рынка труда, свободной торговли и свободного рынка

финансов, в основу которого должен быть положен золотой стандарт. Однако в реальной политике западных государств происходили события, прямо противоположные академическим теориям0. Либеральные правительства сотворили из этих трех догм подобие символа веры, но сами вопреки либеральной теории участвовали в формировании свободных рынков. Карл Поланьи в связи с этим отмечает: «Дорога к свободному рынку была открыта и оставалась

открытой благодаря громадному росту интервенционистских мер, беспрестанно организуемых и контролируемых из центра (курсив мой. - В.К.). Сделать «простую и естественную свободу» Адама Смита совместимой с требованиями человеческого общества оказалось весьма сложной задачей»0. Парадокс заключался в том, что экономика laissez-faire сама была продуктом активной государственной политики. Однако теоретические положения либерализма